Особенности ожидания приемных семей страхи тревоги

Детские страхи

Детские страхи. Чего боятся дети — кровные и приемные?

«Ах, если б снова все начать!» Ошибки приемных родителей. Часть 11. Про кровных детей

Айфоново детство: Как оторвать ребенка от компьютера

«Игра — ее место, особенности и возможности в развитии детей. Как, зачем и во что играть с детьми, чтобы помочь им?» Видеозапись вебинара

Поговорим некоторых особых страхах детей: возрастных и тематических

Фото nebolet.com

Малыши от нуля до пяти лет.

Считается, что до трех лет человеческие детеныши – более «детеныши», чем «человеческие», поэтому нормальные страхи младенцев общие для всех человекообразных обезьян. Будем называть их «биологические страхи».

Внезапные громкие звуки: гроза, молния, ураган очень опасны. Поэтому – пылесос, дрель, резкий звонок в дверь ДОЛЖНЫ вызывать панику и крик. А то некоторые альтернативно одаренные взрослые начинают на полном серьезе стыдить и упрекать малыша в том, что (по сути) у него хорошо и правильно работают врожденные рефлексы.

Животные. Для обезьян опасны змеи, пауки, представители крупных кошачьих. А вот собаки не опасны совсем. Поэтому малыш может сильно испугаться бабочку «павлиний глаз», потому что у неё на крыльях узор в виде глаз (похож на узор на капюшоне кобры), отказываться заходить в сарай, потому что там валяется на полу шланг (тоже змея). Очень дальновидно избегать любых насекомых, Бог его разберет, ядовитое оно или нет, лучше держаться подальше.

Вода. Почти все обезьяны не умеют плавать, поэтому нормальная реакция младенца на купание в ванне – возмущенный и очень испуганный крик. Вот не надо только думать, что внутриутробно он плавал. Он не плавал. Он там находился, и дыхание у него было через пуповину. Когда водичка льется на лицо, у него рефлекторно перехватывает дыхание, и крик, кроме протеста, это еще и способ освободить дыхательные пути.

Вчера наблюдала душераздирающую картину: немолодая уже мама тащит на глубину девочку лет 6, девочка орет так, что на месте местных полицейских я бы вызывала вертолет со спецназом. «Мамочка, миленькая, нет, НЕЕЕЕЕЕТ, не надо, я прошу тебя, умоляю, пожалуйста, НЕЕЕЕТ!». Вода холодная, девочка первый раз в жизни на море, она просто не хочет туда лезть, ей дико страшно. Но мама уверена, что «Потом тебе понравится». Ну как так можно, а? Да, сегодня девочка уже вовсю барахталась на мелководье, но вчера – это было самое настоящее изнасилование.

Чужие/посторонние люди. Ребенок ДОЛЖЕН бояться чужих людей. Точка. Все эти «хорошие манеры», дружелюбие, открытость – пожалуйста, потом. Сначала он научится не доверять никому, кроме членов семьи, а уж потом, постепенно, ближе к школе, станет вежливо отвечать на вопросы посторонних чадолюбивых бабушек в автобусе и здороваться в лифте. Сейчас (в младенчестве) залог его выживания – подозревать всех и вся. Особенно это важно в возрасте около двух лет, когда очень хочется доказать маме, что он сам-большой, вырвать руку и уйти куда глаза глядят.

Много раз в супермаркетах самых разных стран я обнаруживала в своей руке чью-то чужую маленькую ручку. Видимо, моя «мамскость» фонит сильно, и когда двух-трехлетний человек на секунду выпускает руку своей мамы (ну, просто нос зачесался, нельзя что ли?), то он автоматом прицепляется к любой другой похожей фигуре, которая ведет себя адекватно. То есть, подает сигналы «я твоя мама», подхватывает, идет в том же темпе, возможно, одета так же. Обнаруживается подмена совсем не сразу. Удивительно, что и мои сигнальные системы тоже опознают малыша как «своего», и я продолжаю идти спокойно, да еще и разговаривать могу начать. Даже зная, вроде бы, что у меня сейчас нет маленьких детей.

Кстати, мамы малышей: длинная юбка отлично имитирует хвост, на что у детей тоже врожденный магнит «хватайся за маму». Если вы все время носите брюки или джинсы, повяжите на талию длинный пояс, кушак, веревку. Руки освободятся, и инстинктивные программы привязанности поддержите.

От пяти до семи-восьми лет

Всем уже известная «эдипальная фаза развития» ребенка приходится как раз на это время. Суть её вот в чем.

От рождения до примерно полутора-двух лет психика младенца представляет собой практически одно целое с материнской. Мама – абсолютно незаменима, без неё ребенок не выживает, а если её вдруг нет и нет подходящей замены, то психика ребенка «замораживается», останавливается в развитии. При благополучном течении жизни, ближе к двум годам случается первый возрастной кризис, условно обозначаемый как «Я сам!» и «нет!», в нашем фольклоре «волшебные два года». Время протеста, истерик, борьбы за власть и топанья ногами.

После того, как ребенок убедится, что он не может преодолеть власть родителей (и успокоится на эту тему), наступает дивная фаза романтической любви. Ребенок влюбляется в родителя противоположного пола, делает ему предложения руки и сердца, а от родителя своего пола пытается избавиться под разными благовидными предлогами, вроде «а ты, мамочка, пойди полежи, ты ведь устала? А папу ужином я сама накормлю, я ведь уже большая».

Так как ребенок фантазирует об исчезновении второго родителя (с целью занять его место), то логичным продолжением будут фантазии, что и родитель испытывает к малышу агрессивные, возможно, убийственные чувства. Грубо говоря, если я хочу, чтобы папа исчез, то он-то как на меня сердится! А ведь он гораздо больше и сильнее меня!

Мне очень страшно. Вдвойне страшно от того, что на самом-то деле, я же очень люблю папу/маму. И не представляю свою жизнь без него.
Это очень сложное время.

В этот период может вернуться энурез (ребенок начинает снова писаться по ночам, хотя вроде бы давно овладел навыком), малышу снятся кошмары с погонями, под кроватью могут поселиться монстры. В рисунках появляется страстный красный цвет, у мальчиков часто – фаллические символы, мечи, ракеты, огромные палицы и бейсбольные биты. Все для того, чтобы сразить соперника.

Правильным прохождением этой фазы считается вариант, при котором ребенок проиграет битву. На практике это означает, что ни в коем случае, как бы вам этого ни хотелось, не брать ребенка к себе в постель. Звучит банально, но я знаю, что, наверное, для 70% родителей – это самый простой способ решить разом все проблемы и с ночными хождениями, и со страшными снами, и с энурезом. Постарайтесь удержаться в рамках «Я побуду с тобой, но наша постель – только наша».
При неблагополучном разрешении эдипова конфликта, например, если родители расстались, или один из родителей явно предпочитает общество ребенка своему партнеру, малыш решает, что он победил в этой борьбе. То есть, он сильнее папы (в редких случаях – мамы). А раз он сильнее, то кто же будет защищать его самого?

Ближе к пяти годам на ребенка обрушивается идея смертности.

Тематические страхи: у наших детей есть тяжелый травматический опыт.

Многие из них пережили кошмары наяву, и когда они, дрожа, рассказывают, что во сне за ними гнался пьяный дядька с окровавленным ножом, это вполне могут быть не фантазии, а всплывшие воспоминания. Если один и тот же сюжет повторяется постоянно, если вы видите, что ребенок и днем продолжает об этом думать и говорить – не тяните, приводите малыша на психотерапию, чем раньше начнем, тем быстрее справимся.

С одним пятилетним мальчиком мы два месяца разыгрывали одну и ту же сцену: он строил из подушек и стульев очень тесную каморку, некоторое время сидел там, а потом я должна была все разрушить и встретить его «с радостью». Если бы это был обычный ребенок, я бы решила, что мы воспроизводим ситуацию родов. Но этот мальчишка год просидел с матерью в подвале, не выходя на свет, пока их не вытащил спецназ. Кто бы смог такое сочинить?

Младшие школьники
Вот ваше чадо идет в школу. Вы готовитесь, волнуетесь, ждете. К очевидным учебным тревогам добавляются так называемые «социальные страхи»: страх быть отвергнутой/непринятой у девочек и страх оказаться импотентом/быть осмеянным у мальчиков. («Импотент» в данном случае употребляется в изначальном смысле слова: «немощный, бессильный»).

Отчасти эти страхи тоже результат эволюции и ведут свое происхождение от первобытных людей. Для маленькой женщины жизненно важно быть принятой в сообщество других женщин, все свое время она проводит в кругу «своих», общается, собирает вместе коренья, выкармливает грудных детей – все это под защитой подруг и старших родственниц.

А для мальчика так же важно быть сильным, могучим, чтобы успевать на охоте за другими мужчинами, сражаться за территорию и самку, побеждать врагов и диких животных.

К обычным опасениям всех первоклассников у ваших деток могут прибавляться «особые»: меня будут сторониться, если узнают, что я приемный, надо мной буду смеяться. То есть, те же самые переживания, но нанизанные на другой стержень.

Обычно все налаживается в течение первого месяца, особенно, если есть возможность ходить с кем-нибудь вместе до школы, гулять после уроков. Как только появляется первый друг, социальные страхи исчезают, как утренний туман. Но не стоит совсем уж расслабляться, держите руку на пульсе, особенно мамы девочек: в третьем классе начинается новая увлекательная игра «дружим все против одного», и вот тут важно не упустить момент и вмешаться.

Подростки
После того, как человек осознает себя как биологическое существо (0-3 года), члена семьи и рода (3-7 лет), члена группы сверстников (младшая школа), он начинает задумываться о себе, как о представителе Человечества. Подростков начинает волновать судьба Вселенной, загрязнение окружающей среды, политика, общественная работа.

Страхи этого периода условно можно назвать «экзистенциальными», связанными с темой Бытия, они принимают планетарный масштаб. Подростка беспокоит возможность ядерной войны, или применения биологического оружия, терроризм.

Родителям (и учителям) необходимо быть очень внимательными, чтобы не пропустить раннюю манифестацию шизофрении в 16-17 лет. Маркером начавшегося заболевания будут служить вычурные, странные страхи, хорошо простроенная картина грядущих бедствий. В сочетании с активными действиями, направленными на предотвращение катастрофы (вторжения, уничтожения Земли), это является прямым показанием для визита к детскому психиатру.

«Тематических» страхов этого возраста я, честно говоря, не наблюдала.

Что делать родителям
Первое и самое главное: давать ресурс для борьбы со страхом. Обнимать, целовать, уверять в неизменности своей любви. Напоминать обо всем хорошем, активировать счастливые моменты семейной жизни, перебирать фотографии. Это общее правило для всех. Прежде чем куда-то отправляться, надо как следует подкрепиться (с) Винни-Пух, большой мастер борьбы с унынием.

Второе. Подробно проговариваем с ребенком содержание его страха. Важно не начать разубеждать, опровергать и доказывать, что под кроватью никого нет. Поговорите с ним о том, кто приходит к нему во сне, чего хочет, что делает. Постарайтесь разгадать смысл этих посланий, ведь во сне открывается спрятанная часть нашей души.

Обязательно называем чувства, эмоции и ощущения в теле. Все проговариваем. «Тебе, наверное, очень страшно. Я чувствую, как в животе у меня все сжалось в комок. Когда я боюсь, у меня сильно колотится сердце и потеют ладошки, а у тебя?»

Третье. Днем можно попробовать порисовать свои страхи, опять же – обсудить сюжет, спросить «а как ты думаешь, что это означает?». Потом спросить, чем ему можно помочь.

Чего не делать
Не пытаться «воспитывать храбрость», запирая ребенка в темной комнате. Никогда не пугать его нарочно. Оставлять свет, ночник или в коридоре, хоть до совершеннолетия. Следить за речью, чтобы не проворонить нечто вроде «Неупокоенные души ходят по земле» или еще что мистическое. Не говорить «какой ты трусишка, фууу! А я думал, ты смелый парень».

И еще одна важная вещь. Надо постараться не брать на себя переживания ребенка, он должен сам нащупать пути совладания со своим страхом, иначе это будет ваша работа, а не его рост.

Катерина Демина, детский и семейный психолог-консультант, специалист по усыновлению.

Источник:
Детские страхи
Детские страхи. Чего боятся дети — кровные и приемные? «Ах, если б снова все начать!» Ошибки приемных родителей. Часть 11. Про кровных детей Айфоново детство: Как
http://changeonelife.ru/2015/03/18/chego-boyatsya-priemny-e-deti/

КГУ Рудненский детский дом

Управления образования акимата Костанайской области

Существует множество причин, по которым люди хотят усыновить ребенка. Одни безуспешно пытаются зачать долгие годы, другие просто хотят подарить переполняющую их любовь и заботу не только родным, но и приемным детям. Практика показывает, что приемные родители долго и трудно решаются на усыновление лишь первого ребенка. Те же, кто хочет взять второго и последующих, делают это быстро и с удовольствием. Какие же страхи и сомнения останавливают «новичков»?

Смогу ли полюбить, как родного?

Этим вопросом задаются многие потенциальные кандидаты в усыновители и, зачастую, именно это сомнение становится камнем преткновения в их начинаниях. А между тем, задумывались ли Вы, что означает «полюбить, как родного»? Как именно любят своего, рожденного ребенка? А если детей несколько, любят их одинаково или по-разному? И вообще, можно ли измерить любовь? Что уж говорить о родителях, которые и кровных-то детей не любят вовсе…

У женщины, вынашивающей ребенка, есть целых 9 месяцев на то, чтобы свыкнуться с мыслью, что теперь ее жизнь кардинально изменится, ведь теперь она – мама. Всю беременность она неразлучна с малышом, что называется и в горе, и в радости, и у нее достаточно времени полюбить его.
В случае усыновления происходит мгновенная смена обстановки. Еще вчера ребенка не было, а сегодня (особенно это касается маленьких деток) вы уже полностью поглощены им: кормление, уход, укладывание спать, прогулки и т.п. В этой повседневной заботе, какой бы сложной поначалу она не казалась, и приходит любовь, ребенок становится родным. Вы вкладываете душу, дарите заботу, и малыш отвечает вам взаимностью – дарит свой заливистый смех и нежное «мамочка». Не нужно его любить «так же, как кого-то», просто любите его, индивидуально, как отдельно взятую личность.

Принято считать, что в детские дома попадают лишь дети наркоманов, преступников и прочих горе-родителей. Здоровых детей там нет – все «насквозь» больные. Не стану оспаривать это убеждение. Действительно, розовощеких пухлых крепышей из благополучных семей, попавших в детский дом по трагической случайности, можно пересчитать по пальцам одной руки. Но!

Нередко случается, что и в интеллигентной семье вырастает «трудный» ребенок или у практически здоровой женщины рождается ребенок-инвалид. Любящие родители с достоинством справляются с выпавшими на их долю испытаниями. Никто не застрахован от такого стечения обстоятельств. Вы можете сказать: «Яблоко от яблони…». Я отвечу: «На детях гениев Природа отдыхает». Идеальных людей (детей), в том числе с отменным здоровьем и отличной родословной до седьмого колена, увы, не бывает. Так стоит ли искать их в детском доме? На мой взгляд, желание стать родителями – приемными или кровными – подразумевает готовность сообща преодолевать любые трудности, связанные с воспитанием ребенка. Ведь абсолютно все дети хотят иметь заботливых родителей… не только красивые и здоровые…
Как решиться?

В первую очередь стоит пройти обучение в школе приемных родителей (ШПР), тем более что при усыновлении это обязательное условие (за редким исключением). Занятия с педагогами-психологами помогут развеять ваши сомнения и страхи или, наоборот, понять, что вы еще не готовы на этот ответственный шаг. По статистике, около 20% семей после прохождения ШПР берут паузу перед усыновлением или совсем отказываются от этой идеи.
Также можно попробовать поработать волонтером в одной из местных общественных организаций, помогающих детским домам. Хорошо, конечно, помогать детям одеждой, игрушками и подгузниками, но более важно – дарить им внимание и общение. У вас появится возможность пообщаться с детьми вживую, и, кто знает, может быть удастся найти «своего».

Источник:
КГУ Рудненский детский дом
Существует множество причин, по которым люди хотят усыновить ребенка. Одни безуспешно пытаются зачать долгие годы, другие просто хотят подарить перепо…
http://rdd.kz/index.php/v-pomoshch-vospitatelyu/item/353-strakhi-i-ozhidaniya-ot-usynovleniya

Особенности ожидания приемных семей страхи тревоги

План:

I. Этапы адаптации ребенка в приемной семье

В адаптации детей к приемной семье можно выделить следующие этапы:

  • «Медовый месяц»;
  • «Уже не гость»;
  • «Вживание»;
  • «Стабилизация отношений».

Ведущий обращает внимание участников на плакат «Этапы адаптации», который в течение всего занятия должен находиться на видном месте.

Первый этап адаптации ребенка («Медовый месяц»)

Первую стадию можно охарактеризовать как «Знакомство», или «Медовый месяц». Здесь отмечается опережающая привязанность друг к другу. Родителям хочется обогреть ребенка, отдать ему всю накопившуюся потребность в любви. Ребенок испытывает удовольствие от своего нового положения, он готов к жизни в семье. Он с удовольствием выполняет все, что предлагают взрослые. Многие дети сразу же начинают называть взрослых папой и мамой. Но это совсем не значит, что они уже полюбили — они только хотят полюбить новых родителей.

Ребенок испытывает и радость, и тревогу одновременно. Это приводит многих детей в лихорадочно-возбужденное состояние. Они суетливы, непоседливы, не могут долго сосредоточиться на чем-то, за многое хватаются. Перед ребенком в этот период появляется много новых людей, которых он не в состоянии запомнить. Довольно часто, совершенно неожиданно и, казалось бы, в неподходящее время, дети вспоминают биологических родителей, эпизоды, факты из прежней жизни, начинают спонтанно делиться впечатлениями. А вот если специально спрашивать о бывшей жизни, некоторые дети отказываются отвечать или говорят неохотно. Это не свидетельствует о плохой памяти, а объясняется обилием впечатлений, которые ребенок не в состоянии усвоить.

Семьи лицом к лицу сталкиваются с проблемами усыновления часто совсем не похожими на те, которые они предполагали увидеть. Некоторые приемные родители начинают ощущать свою беспомощность или огорчение по поводу того, что у них в семье появился совсем не такой ребенок, какого они себе представляли.

Взрослым очень хочется, чтобы процесс привыкания проходил, как можно более гладко. В действительности же, в каждой новой семье случаются периоды сомнений, подъемов и спадов, тревог и волнений. Приходится в той или иной степени менять первоначальные планы. Никто заранее не может предугадать, какие неожиданности могут возникнуть.

Еще один важный момент, который необходимо учитывать родителям, за­ключается в том, что, с точки зрения ребенка (если он уже достаточно большой), он теряет свою кровную семью не в тот момент, когда попадает на «нейтральную территорию» — в приют, а тогда, когда приходит в приемную семью («сожжение мостов»). Часто ребенок чувствует себя предателем — «это я во всем виноват» — и нуждается в поддержке. Взрослому необходимо быть с ним, не требуя ответных чувств благодарности.

На данном этапе ребенку не до конца ясна его роль и положение в прием­ной семье. Это обстоятельство может дополнительно тревожить маленького человека. Ребенку требуются разъяснения со стороны взрослых о его буду­щем.

Второй этап адаптации ребенка («Уже не гость»)

Для этого этапа характерен кризис взаимоотношений в приемной семье. Ребенка как подменили, резко ухудшилось его поведение. Однако, это законо­мерный этап адаптации ребенка в приемной семье, обусловленный множест­вом причин, совокупно действующих в этом периоде. Взрослым следует об­радоваться этим изменениям (втайне от ребенка) и поделиться этой хорошей новостью с социальным работником.

Рассмотрим причины ухудшения поведения ребенка.

1. Появление доверия к приемным родителям и ослабление «эмоциональ­ной пружины».

Можно продемонстрировать родителям рисунок пружины в двух состоя­ниях — сжатом и разжатом — и пояснить, что эмоциональность ребенка на на­чальном периоде жизни в приемной семье характеризуется напряженностью, связанной с его желанием понравиться взрослым. Ребенок временно подчиняет свою личность взрослым. Эту напряженность может иллюстрировать сжатая пружина. Однако ребенок не способен очень долго находиться в напряженном состоянии, ему нужна разрядка.

Необходимо указать участникам занятия на парадокс: ухудшение поведе­ния ребенка следует рассматривать как хороший знак, который радует и спе­циалистов, и обученных (понимающих, в чем дело) родителей. Дело в том, что ребенок очень сильно старался понравиться взрослым в течение всего периода, условно названного «медовый месяц». Он старался сдерживать в своем поведе­нии те проявления, которые, как он предполагал, могут не понравиться окру­жающим («могут прогнать»).

Однако очень долго сдерживать себя невозможно. То, что сжато, разожмет­ся при первом же удобном случае. Иллюстрация пружины в разжатом состо­янии помогает почувствовать участникам, как легко стало пружине, когда ее ничто не сдерживает. Ровное, дружелюбное, сочувственное, принимающее и заботливое отношение в семье — разрешение для ребенка «отпустить» эмоцио­нальную напряженность, дать ей волю, отреагировать на фрустрацию обыч­ным для себя образом, сформированным в «прошлой» жизни. Фактически, ре­бенок с этого момента доверяет семье свои истинные, не совсем приглядные стороны, что и есть признак близости в отношениях. Ребенок чувствует, что «уже не прогонят».

В «разжатом», более расслабленном, состоянии ребенку легче далее адап­тироваться, как в приемной семье, так и в детском учреждении, что, в конечном итоге, создаст лучшие, чем прежде, условия для его развития.

Появление доверия по отношению к родителю — очень важный момент в жизни приемной семьи, с которым она может себя поздравить.

2. Неготовность ребенка к появившимся требованиям и ожиданиям.

Здесь возможны следующие ошибки взрослых.

  • Ожидание благодарности от ребенка. Нужно пояснить, что дети благодарны взрослым, но не умеют пока это выразить. Умение благодарить — один из предметов обучения в приемной семье.
  • Приписывание ребенку больших знаний и умений, чем у него есть. Ребе­нок не моет ноги не потому, что он неблагодарен и саботирует требования взрослого. Он просто не привык это делать. Его надо научить — так же, как мы учим более младших детей.
  • Ожидание успешности обучения в школе. Родителям нужно помнить о трудностях ребенка, связанных с эмоциональными (например, повышенная тревожность, возбудимость и т. д.) и интеллектуальными (например, социально-педагогическая запущенность, трудность сосредоточения внимания, несформированность коммуникативных навыков и т. д.) проблемами.

3. Нарастание детской тревоги в связи с неотчетливым пониманием своего места и своей роли в приемной семье. Здесь происходит испытание недоверчивым ребенком приемной семьи на прочность. Нужно учитывать, что «проверка» информирует семью о неполном благополучии во взаимоотношениях.

4. Эмоциональные трудности в связи с возможными встречами ребенка с биологическими родителями или другими родственниками.

5. Обусловленность нарушений поведения приемного ребенка предыдущим травмирующим жизненным опытом.

Ребенок символически показывает качество своих внутрисемейных отно­шений в «прежней» жизни (провоцирующая роль приемной семьи, ее реаби­литационное значение для ребенка). Возможность эмоционально и поведен­чески «отреагировать» свой прошлый опыт создает условия для дальнейшего нормального развития ребенка.

Различные нарушения поведения детей в кризисном периоде налагают на родителей большую воспитательную нагрузку. Поэтому им нужно помнить о двух популярных методах воспитания, которые следует применять прежде все­го: методе поощрения и методе профилактического обучения.

Ведущий вводит понятие порочного круга в поведе­нии ребенка, который возникает в случае неверного понимания взрослыми своих задач в кризисном периоде взаимной адаптации ребенка и родителей в приемной семье.

Можно продемонстрировать участникам плакат, изображающий пороч­ный круг взаимодействия взрослого и ребенка. На плакате показана схема вза­имозависимости трех составляющих: тревога не дает ребенку хорошо учиться и нормально себя вести, плохое поведение ребенка и проблемы в обучении вы­зывают негативные реакции взрослых, а это еще больше тревожит ребенка. В итоге получается замкнутый порочный круг, из которого очень трудно найти выход.

Необходимо обсудить с участниками возможность появления у неподго­товленного родителя чувства отчаяния, что может привестик ложным выво­дам: мне достался «не тот» ребенок, мне с ребенком не справиться, я — плохой воспитатель и т. д. Чтобы преодолеть этот сложный период, нужно помнить следующее.

  • На приемном родителе лежит большая ответственность, поэтому он не должен легко сдаваться. Он не должен забывать о «полосатости» и «синусоидности» жизни, о том, что после темных полос бывают светлые (и наоборот), и это нормально, как в жизни приемной семьи, так и в обычной жизни.
  • Ребенку почти всегда гораздо тяжелее в процессе адаптации, чем взрос­лому.
  • При возникновении сложностей необходимо обратиться к социальному работнику.

Ведущий может еще раз указать на важность второго этапа в развитии от­ношений в приемной семье, демонстрируя плакат «Позитив кризисного эта­па».

Кризисный этап необходим принимающей семье, поскольку:

  • он выявляет для взрослых проблемы ребенка, взрослые лучше понимают ребенка и ищут с помощью специалистов пути решения проблем;
  • невозможно вступить в следующий этап, минуя кризисный, так как «не пус­тят» эмоциональные проблемы;
  • пройдя через кризис, родитель приобретает необходимую ему уверенность, становится воспитателем более высокой квалификации, что ведет к укреп­лению семьи;
  • ребенок начинает чувствовать себя в семье более уверенно: его не прогонят, даже если он сделает что-нибудь неправильно;
  • снижение уровня тревожности и повышение самооценки ребенка позволя­ют ему строить более гармоничные отношения с членами семьи;
  • полученный жизненный опыт, совместно преодоленные трудности сплачи­вают семью, происходит улучшение семейных взаимоотношений.

Третий этап адаптации ребенка («Вживание»)

На новом этапе взаимоотношений, пройдя через трудности кризисного периода, взрослые гораздо лучше понимают проблемы ребенка (и свои тоже). Когда ребенок сталкивается с трудностями (их у него еще очень много), взрос­лые дают ему эмоциональную поддержку, напоминают: мы вместе, мы спра­вимся. Они уже не предъявляют ребенку лавину требований, зная его возмож­ности. В случае «сбоев» в поведении ребенка взрослые (зачастую с помощью специалистов) ищут и находят причины, а также способы их смягчения или преодоления.

На данном этапе качество жизни семьи может быть нестабильным, волно­образным. Одним из дестабилизирующих моментов может оказаться недоста­точное внимание родителей к кровным детям, если они имеются в семье. По­вышенное внимание к приемному ребенку может нервировать кровных детей, вызывать непринятие, ревность, бунт. Они, подобно приемному, также могут начать плохо себя вести, у них может снизиться настроение, успеваемость в школе. Однако теперь родители лучше понимают и проблемы кровных детей, им легче справляться с ними.

Другой дестабилизирующий момент семейной жизни — небрежное или неуважительное отношение членов приемной семьи к биологическим родс­твенникам приемного ребенка. Ведущий должен напомнить участникам о важ­ности биологических родителей для эмоциональной жизни ребенка (можно использовать рисунок молодого дерева, уходящего корнями в почву, на кото­рой оно выросло).

Эмоциональная жизнь ребенка продолжает быть тесно связанной с его кровными родителями. Самооценка ребенка может очень сильно страдать, и отношения с приемными родителями могут ухудшиться при неуважительном отношении приемных родителей к кровным родственникам ребенка. Ребенку на протяжении всей жизни нужны его биологические корни. Следует поощ­рять принятие ребенком своих родных. Это крайне важно для гармоничного развития его личности.

Понимание связи между ошибками родителя и ухудшением взаимоотно­шений в семье может оказаться в ряде случаев очень сложным для членов при­емной семьи. Зачастую в таких ситуациях требуется помощь извне, со стороны сопровождающих специалистов.

Четвертый этап адаптации ребенка («Стабилизация отношений»)

Этот этап характеризуется большой удовлетворенностью в семейной жиз­ни. Взрослые, как правило, достигают своей первоначальной цели, связанной с мотивацией принятия ребенка в свою семью. Некоторые из них обсуждают с работниками приюта возможность взять в семью еще одного приемного ре­бенка.

Ребенок спокоен за себя и за свое будущее, хотя судьба кровных родителей может его тревожить. Ребенок находит свое место не только в приемной семье, но и в социуме («Раньше я собирал бутылки, а теперь хожу в детский сад»).

Кровные дети приобретают бесценный жизненный опыт помощи слабому и гордость за своих родителей. Закладываются основы успешности функцио­нирования их будущих собственных семей. Улучшается качество жизни всех членов семьи и семьи в целом. На этом этапе уже можно судить, удалась ли новая семья.

II. Тайна усыновления

Наличие или отсутствие тайны усыновления и отношение приемных родителей к родным родителям ребенка являются одними из самых ключевых факторов, влияющих на характер детско-родительских отношений при воспитании приемных детей.

Рассмотрим, как наличие тайны усыновления может вызвать дисфункцию в отношениях детей и приемных родителей.

Поскольку появление в семье приемного ребенка требует изменения существующих семейных отношений, многое во взаимоотношениях с ним зависит от того, насколько легко семья приспосабливается к изменяющимся требованиям среды и внутрисемейной ситуации.

Какой процент приёмных родителей строго хранит тайну усыновления, выяснить невозможно: тайна на то и тайна, чтобы никого в неё не посвящать. Хотя в интернете есть форумы, где в своём узком кругу такие родители свои проблемы обсуждают. Как правило, решение хранить тайну приходит сразу, ещё на этапе планирования ребёнка. А иначе и не выйдет — ведь его нужно «выносить», потом «родить»… всё «по-настоящему»! Имитация беременности — это отдельное «искусство». Беда в том, что искусством имитации придётся потом заниматься постоянно, и сама жизнь может превратиться в имитацию жизни. От любой игры рано или поздно устаёшь, а всё тайное всегда становится явным…

Тем, кто хранит тайну даже от ребёнка, кажется, что они действуют исключительно в его интересах. Ведь не рассказывая ребёнку его личную историю, они охраняют его от травмы, связанной с тем, что его отвергли кровные родители… Но сама процедура усыновления такова, что по ходу дела в тайну оказываются посвящены многие люди. Они должны эту тайну хранить, но кто может поручиться, что у каждого из них получится? Кроме того, в кругу посвящённых обычно всегда оказывается кто-то из близких родственников. И где гарантия, что он не направит мысли ребёнка в «запретном» направлении случайным намёком, оговоркой, странной реакцией на детские слова и поступки? А что почувствует ребёнок, всё-таки узнав правду? Ведь от него скрывали его ЛИЧНУЮ ИСТОРИЮ, в то время как другие люди были о ней осведомлены…

И это лишь некоторые вопросы, которые терзают усыновителей, строго хранящих тайну.

Большинство усыновителей всё же склоняются к мысли, что от ребёнка точно скрывать ничего не надо – крепкие отношения на обмане не построишь. Да и психологи, специализирующиеся на работе с приёмными семьями, давно перестали ломать копья на тему «говорить или не говорить» – пришли к выводу, что говорить обязательно. Отвечать на вопросы ребёнка спокойно, просто сообщая об усыновлении. как о свершившемся факте. Это действительно факт его биографии, не более. Говорить понятным ребёнку языком и на доступном уровне. Дозировать информацию по мере его взросления… Если в семье тёплые отношения, основанные на доверии, любви и уважении, то обсуждение такой сложной темы никого не травмирует.

Если от ребёнка не скрывают факт усыновления, то скорее всего родственники и близкие друзья тоже в курсе дела. Конечно, факт принятия ребёнка родительским кругом общения во многом зависит от того, как новость будет преподнесена. Абсолютное принятие встречается редко – обязательно находится какая-нибудь двоюродная тётушка, которая «вчера совершенно точно выяснила, что алкоголизм передаётся по наследству, поэтому из этого подкидыша ничего путного не вырастет». Хуже, когда вместо тётушки в этой ситуации фигурирует кто-то из потенциальных бабушек и дедушек… Но здесь надо помнить, что чем старше человек – тем он консервативней, тем меньше готов к нестандартным поворотам судьбы. Страшна неизвестность. Как только бабушка видит реального долгожданного внука (а не абстрактного сироту), отношение чаще всего меняется.

Открытость в вопросе происхождения ребёнка делает более гармоничными отношения не только внутрисемейные, но и «внешние». Многие усыновители рассказывают, что после того, как у них в семье появился ребёнок, очень изменился круг друзей и знакомых — и они редко говорят об этом, как об утрате. Ведь рядом остаются именно те люди, которые готовы тебя принимать со всеми твоими «странностями».

А самые смелые усыновители рассказывают о том, что у них приёмные дети, буквально всем, не боясь непонимания. С радостью делятся подробностями о том, «как это делается». Просто потому, что своим счастьем очень хочется делиться…

Для многих усыновление открывает новый мир, о существовании которого они раньше знали лишь теоретически, а теперь вдруг стали его частью. В этом мире много боли. И очень много детей, которым нужно помочь… которые ждут своих пап и мам долгие годы. Невозможно усыновить всех… А вдруг кто-то задумается о приёмном ребёнке, просто услышав рассказ о том, как это бывает?

Мнения родителей.

Вероника Ермакова (Лена, 3 года 9 месяцев, в семье 9 месяцев) :

«Мы взяли дочь в семью, когда ей было три года. Какая уж тут тайна. Да мы и не собирались молчать о нашем счастье. Две мои подруги, от которых скрывали факт их усыновления в детстве, узнали тайну от «доброжелателей» и были очень травмированы. Однако не иметь тайн от близких и родных — не значит кричать об этом на каждом углу. В саду об обстоятельствах дочки знают — ведь ей надо было помочь адаптироваться в коллективе. Но когда она пойдёт в школу, я не буду оповещать учителей. Более того, я постараюсь, чтобы моя открытость с сетевыми знакомыми никак не повредила дочке в дальнейшем. Это её интимная история, и кому её рассказать, а кому нет, пусть решает сама, когда вырастет».

Ирина Шушпан (Витя, 1 год 6 месяцев, в семье 7 месяцев) :

«Мы живём в пригороде, в маленьком посёлке. Здесь все друг друга знают, и поэтому когда мы привезли домой Витю, которому было 11 месяцев, мы ни от кого не скрывали, откуда он.

Были близкие знакомые, которым мы рассказали, что нашли Витю в доме ребёнка, и были просто праздные любопытные люди, которым мы ничего не рассказывали. Просто не рассказывали – и всё, как-то отшучивались: «Вы такая взрослая женщина, и до сих пор не знаете, откуда дети берутся?».

От Вити ничего скрывать тоже не станем. Не хотим обманывать его. Начинать жизнь ребёнка со лжи… нет, это не для нас. Мы хорошо понимаем, сколько сложностей в его жизнь может принести это непростое прошлое. Но оно есть, и оно никуда не денется, если мы начнём его прятать. Наоборот – страшно подумать, что может случиться с ним, когда он узнает (всё тайное становится явным рано или поздно), что папа и мама его обманывали. Разрушится что-то очень важное в его жизни».

Марина Иванова (Георгий, 11 месяцев, в семье 10 месяцев) :

«У нас в тайну посвящены всего несколько человек: мой брат и его жена (после третьей неудачной попытки ЭКО именно они сказали: «Хватит мучить свой организм, возьмите лучше ребёночка, заодно и ему поможете»), моя сестра (надо же мне с кем-то советоваться по-женски!) и друг семьи Денис (просто потому, что он человек с очень доброй душой). Больше никто не знает, и от нас не узнает. Труднее всего скрывать от семьи мужа – но они живут очень далеко, видеться будем в лучшем случае раз в пять лет…»

Ирина и Олег Забродины (Варя, 10 месяцев, в семье 8 месяцев) :

«Тайну хранить мы сразу отказались, ещё на этапе самых первых разговоров об усыновлении. С одной стороны, это обязательно как-нибудь «вылезет», мы же не собираемся ни переезжать, ни менять работу. С другой – человек должен знать, что биологические родители у него другие, хотя бы исходя из медицинских показателей, ведь придётся потом отвечать на вопросы типа «а было ли у родителей такое-то заболевание?». Конечно, второй довод кажется не слишком убедительным, но он тоже присутствовал при принятии решения. Ещё где-то в подсознании сидела мысль, что обманывать человека нехорошо.

Поэтому и решили – Варе скажем, от близких и друзей тоже таить не будем, но и не будем каждую встречу начинать с сообщения, что у нас приёмная дочь. Всё же, чем меньше будут знать окружающие об этом – тем лучше, незрелое у нас ещё общество, к сожалению».

Валерия Никитина (Соня, 8 месяцев, в семье 7 месяцев) :

«Мы не поделились своими планами решительно ни с кем. О том, что Соню родила не я, а совершенно другая женщина, не догадывается даже моя собственная мама. Правда, мне всё время тревожно – а вдруг догадается? Мы имитировали беременность, а мама жила в другом городе — но сейчас с нами, помогает мне с дочкой. Больших трудов мне стоило уговорить её приехать не сразу, а только через 3 месяца после «родов» – я совсем была не похожа на вчерашнюю роженицу… Хотя и тяжело было очень – это ведь наш первый ребёнок. Соне мы тоже ничего не скажем. Хотя в Москве, где мы живём, усыновителям положены денежные выплаты, мы за ними не обращались. Ещё не хватало из-за каких-то денег ребёнку жизнь ломать. Мы любим нашу девочку и отвечаем за неё. Вряд ли она вырастет счастливой, если будет знать, что мы ей «ненастоящие» родители. И не хочется, чтобы ещё кто-то знал и сплетничал о нас за нашей спиной».

Александра Тимофеева (Антон, 3 года 8 месяцев, в семье 10 месяцев):

«Я начала делиться с друзьями новостью, что скоро у меня «родится» взрослый ребёночек, ещё на этапе сбора документов. Сначала боялась не пройти медкомиссию — мало ли что найдут, в возрасте за 30 здоровых людей ещё поискать — и молчала, но как только получила медсправку, о моих планах узнали буквально все родственники и друзья. Мне очень хотелось поделиться этой важной новостью с близкими и приятными людьми. Почему-то совершенно не боялась, что меня осудят, посчитают ненормальной, начнут отговаривать… Наоборот, меня поддерживали, подбадривали… Так и получилось. Мой круг принял Тошку на ура, ребёнок окружён постоянным вниманием, у него много друзей из числа детей моих знакомых. И — что самое приятное! — две знакомых семейных пары тоже задумались об усыновлении. И теперь уже я для них — «группа поддержки».

С юристом Вы можете связаться во вторник с 10.00 до 12.00

С психологом вы можете связаться в среду с
10.00 до 12.00

С психологом отделения психологической диагностики и коррекции вы сможете связаться в пятницу с 10.00 до 12.00

Со службой экстренного реагирования вы можете связаться ежедневно с 22.00 до 08.00

Источник:
Особенности ожидания приемных семей страхи тревоги
План: I. Этапы адаптации ребенка в приемной семье В адаптации детей к приемной семье можно выделить следующие этапы: «Медовый месяц»; «Уже не гость»;
http://crisiscenter74.ru/tema-8-adaptatsiya-rebenka-v-priemnoy-seme

Особенности приемных детей и проблемы, связанные с периодом адаптации

Особенности приемных детей и проблемы, связанные с периодом адаптации

Органы опеки и попечительства (ООП) вправе определить ребенка-сироту в приемную семью. С новыми родителями заключается договор, в котором указываются их права и обязанности. Основной проблемой подобного вида опеки является период адаптации. На скорость привыкания к новой обстановке влияют условия проживания приемных детей в семье и их психоэмоциональное состояние. Во избежание возникновения проблем опекуны получают на курсах подготовки базовые знания. Практические навыки улучшаются с помощью психологических тестов, тренингов и упражнений.

Приемный ребенок – это сирота, потерявшая родных родителей, но помещенная в другую семью для устройства. Органы опеки стараются найти усыновителей, опекунов, попечителей, или пристроить его в приемную семью до совершеннолетия. Новые родители получат опекунские права и обязанности. Адаптация приемного ребенка в семье напрямую зависит от его возраста и степени подготовки выбранных ООП представителей.

Ориентируясь на случаи из историй воспитателей, можно выделить несколько основных периодов, для каждого из которых характерны свои особенности психоэмоционального состояния:

В психологии родительства говорится, что даже новорожденные малыши способны запоминать запахи и голоса родителей, окружающие цвета и прочие мелочи. Потеря мамы и папы отображается на подсознательном уровне. Ребенок больше не слышит родные голоса и чувствует изменения в режиме питания. У взрослых детей проявляется утрата шлейфом негативных эмоций и изменениями в поведении. Они могут демонстративно показывать свое презрение к людям, ненавидеть себя или окружающих и отталкивать социальных сотрудников, пытающихся помочь. Младенец сознательно еще не может представить реальный масштаб трагедии, поэтому изменения проявляются соматически. Для воспитателя не станет новостью расстройство питания, капризное поведение, постоянный плач, нарушение сна и плохой аппетит новорожденного, изъятого из семьи или утратившего родителей.

У годовалого ребенка уже имеется частичное представление о потере близкого человека. Неполное восприятие происходящего выражается соматически и эмоционально. Малыш проходит те же стадии, что и взрослые дети:

Проще происходит усыновление малышей, совсем недавно появившихся на свет. Они еще не успели привыкнуть к родным родителям, поэтому опекуны смогут их быстро заменить. На степень адаптации также влияет количество переездов младенца. Если приемная семья уже не первая, то привыкание пройдет быстрее. Замещающей матери лучше уйти в декрет, чтобы малыш смог привыкнуть к ее запаху и голосу. Постепенно он перестанет переживать и адаптируется к новой обстановке.

С точки зрения педагогики, проще всего воспитывать детей от 3 до 7 лет. Ребенок уже разговаривает и может выполнять самостоятельно простые действия (ходить в туалет, следить за своей гигиеной, понимать слова взрослых). В памятках психологов такой возраст считается некритичным. Малыша еще можно перевоспитать.

Явным плюсом детей от 3 до 7 лет является желание быть любимыми и жить в семье. Уже при первом знакомстве многие малыши бросаются в объятия приемных родителей и называют их мамой и папой. Пробелов в образовании еще особых нет, поэтому при правильном подходе к воспитанию ребенок вырастет полноценным членом общества.

Несмотря на позитивный настрой при знакомстве, у сироты проявляется потеря мамы и папы соматически и психологически. Приемные родители замечают плохой аппетит, замедленную реакцию, недержание кала и мочи, приступы паники, агрессию. Самое сложное будет отучить малыша от привычек, полученных в Детском доме. Родителям придется привлекать его внимание полезной и интересной работой и познавательными играми. Если дитя делает что-то не так, то нужно описать суть проблемы и объяснить, как правильно следует поступить. Желательно все показывать на своем примере.

Не менее актуально получить рекомендации психолога. Специалисты обычно советуют сделать упор на воспитании, уходе и ласке. Постепенно память о Детском доме и потере близких людей уйдет на второй план.

Высока вероятность появления новых проблем после определения малыша в детский садик. Попадание в незнакомый коллектив может спровоцировать обострение старых детдомовских привычек. Замещающим родителям стоит подумать о домашнем обучении, чтобы подготовить малыша психически и умственно к занятиям в школе.

Ребенок от 7 до 12 лет осознает потерю родителей в полной мере. Для опекунов подобная возрастная группа достаточно актуальна. Дети еще маленькие, но уже многое умеют. Приемным родителям необходимо будет выяснить, какие у малыша пробелы в образовании и заполнить их. Не менее важно поработать над социальными навыками. Специалисты утверждают, что формирование детдомовской манеры речи и пагубных привычек (воровать, курить, пить) наблюдается в каждом втором случае. Если неправильно выбрать стратегию воспитания, то опекун может напороться на агрессию и упрямство. Применение силы лишь вызовет гнев, страх и замкнутость в себе.

В целом ребенок вполне развит и понимает разницу между биологическими и замещающими родителями, поэтому он вполне лояльно отнесется к новой семье. Усугубить ситуацию может плохой опыт установления семейных связей в прошлом. К 10-12 годам над многими детьми не раз брали опеку. Постоянная смена места жительства приводит к ощущению ненужности и безнадежности. На этом фоне занижается самооценка, из-за чего изменяется характер в сторону удовлетворения лишь своих желаний. Приемные родители могут изменить ситуацию, проявляя заботу и ухаживая за малышом. Он должен почувствовать, что нужен и важен. Постепенно подопечный сможет адаптироваться к новой семье и будет дорожить ею.

Основной проблемой у детей 7-12 лет может стать недостаточный уровень образования. Ребенку предстоит продолжить обучение в школе, но из-за недостатка знаний проявятся комплексы, связанные с получением плохих оценок. Опекуны должны позаботиться об этом, нанимая репетиторов и дополнительно занимаясь с подопечным. Превращаться из любящего приемного родителя в строгого педагога не стоит, так как можно испортить выстроенные отношения с малышом. Необходимо знать меру и уметь вовремя поощрить школьника за хорошую работу и поведение. При правильном подходе пробелы в образовании быстро исчезнут.

Из-за специфики характера и трудностей, возникающих в адаптационном процессе, детей старше 12 лет редко определяют в приемные семьи. Считается, что их нельзя уже исправить. По мнению специалистов, на развитие и поведение сирот вполне можно повлиять, проявляя заботу, любовь и нежность. Искренних и бескорыстных чувств детям, лишившимся родителей, не хватает больше всего, чтобы раскрыться.

С первого дня подростки кажутся равнодушными и меркантильными. На их лице нет ожидаемой радости от попадания в семью. Возникают чувства лишь со временем. Ребенок длительное время их прятал или вовсе не испытывал, проживая в Детском доме, поэтому нужно проявить терпение. Меркантильность проявляется в постоянных просьбах что-либо купить. Вырабатывается подобная черта характера годами. Находясь на содержании в детдоме, для ребенка взрослый человек становится лишь средством получения желаемого. Попадая в приемную семью, он продолжает также мыслить. Лишь со временем начнет вырабатываться чувство благодарности и желание ответить «добром на добро».

К 12 годам и старше у сирот существенно занижается самооценка. Подобное явление связано с частыми отказами опекунов и отправлением обратно в приют. Чтобы ребенок доверился вновь и раскрылся, приемные родители должны выстраивать отношения «на равных». Бесполезно пытаться переделать подростка насильно. Его взгляды на мир уже утвердились. Детские психологи советуют опекунам не стремиться сломать ребенка, а показать ему, другую сторону жизни. Узнав новую информацию и ощутив искренние чувства, подопечный сам потянется к приемным родителям и постепенно поменяет свое мнение по поводу многих вещей, ранее презираемых.

Принято делить процесс адаптации приемного ребенка на 3 стадии. Ознакомиться с ними можно в таблице.

Источник:
Особенности приемных детей и проблемы, связанные с периодом адаптации
Особенности адаптации ребенка в приемной семье. Проблемы и трудности, возникающие на каждом этапе адаптации. Как их избежать? Практика 2018 года.
http://famadviser.ru/polnomochija/nazvannaja/priemnye-deti.html

Приемный ребенок — страхи и мифы

От автора: Уже несколько лет одним из частых вопросов, с которым ко мне обращаются супружеские пары, это принятие решения об усыновлении ребенка. Решение о приемном ребенке дается супругам очень непросто. К сожалению, известны мне и случаи отказов/возвратов приемных детей. Для всех, кому актуальна эта тема, представляю вашему вниманию статью «Чего боятся приемные родители и чего нужно бояться на самом деле» .

О типичных страхах приемных родителей рассказывает Диана Машкова, писатель, журналист, основатель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра».

«После того как мы с мужем около двенадцати лет назад приняли решение об усыновлении, нас еще долго останавливали страхи. Целых семь лет мы боялись самых разных вещей и сами же своих страхов стыдились. Только потом, уже после усыновления и создания клуба «Азбука приемной семьи», в котором мое взаимодействие с приемными родителями стало ежедневным, я начала смотреть на страхи иначе. Как на вещь естественную и даже необходимую. Теперь меня, напротив, пугают кандидаты, которые ничего не боятся и чересчур уверены в себе. Некоторые страхи, как это не странно звучит, могут быть даже полезны. Как правила это опасения, связанные с самими кандидатами.

Страхи, связанные с ребенком
Первая группа страхов будущих усыновителей связана с ребенком. Если бы в нашем обществе было чуть меньше предрассудков и стереотипов в отношении детей-сирот, тогда высокого уровня неконструктивной тревоги удавалось бы избежать. Но дела обстоят именно так – наше общество боится сирот. Слишком сильно въевшееся на уровне подкорки предубеждение, что в детских домах живут только больные дети с «дурной наследственностью». Справляться с предрассудками можно только одним способом – изучить реальное положение дел и получить новые знания.

Генетика
Когда речь заходит о детях-сиротах принято считать, что алкоголизм, наркомания и криминальное поведение передаются по наследству. От матери и отца к ребенку – непременно. Тем временем генетика не работает так прямолинейно. Помимо наследственности громадное значение имеют условия жизни и окружающая среда, которая формирует маленького человека. Да и сама наследственность вещь весьма неоднозначная: что-то достается нам от матери и отца, что-то от прадеда и прабабушки, а что-то и от совсем далеких предков. Как сложится генетический код каждого конкретного человека предугадать нельзя. В нашем фонде «Арифметика добра» нередко выступают генетики, объясняют приемным родителям особенности наследственности. Записи этих лекций всегда можно посмотреть на нашем сайте и при просмотре разобраться с этим самым распространенным страхом.

Здоровье
Далеко не каждая семья готова принять ребенка с особенностями развития и серьезными заболеваниями. Кандидатов пугает ВИЧ, ДЦП, синдром Дауна, умственная отсталость – всего не перечислить. Но на деле в последние 4-5 лет людей, готовых к принятию особых детей, становится все больше. И снова происходит это благодаря знаниям и просвещению. Например, погружаясь в изучение ВИЧ, очень быстро понимаешь, что в быту человек с таким диагнозом не представляет ни для кого опасности. Есть определенные задачи – принимать лекарство в одно и то же время каждый день (препараты предоставляются государством бесплатно) и раз в три месяца сдавать анализы, проходить обследование. Осознав это, люди начинают относиться иначе к самой вероятности усыновления ребенка с ВИЧ. То же касается и знаний в отношении многих других болезней.

Но, кстати, вопреки распространенному мнению, в детских домах есть и совершенно здоровые дети. Чаще всего это подростки, о которых кандидаты задумываются в последнюю очередь. А очень зря – я убедилась в этом лично, приняв в семью двух подростков 13 и 16 лет. И в этом случае ключом к успеху тоже были знания и уровень подготовленности родителей.

Страхи, связанные с собой
Большой пласт опасений – это неуверенность кандидатов в себе, своих эмоциях и своих силах. Перечень таких страхов огромен, в рамках одной статьи перечислить их все невозможно. Поэтому остановимся подробнее лишь на самых частых.

Страх не справиться
Это распространенное опасение, у которого могут быть самые разные проявления. Родители могут бояться, что не справятся в материальном плане. Или в моральном. Могут бояться выгореть и потерять силы: не потому, что они слабые, а потому, что воспитывать ребенка, пережившего тяжелые психологические травмы, это порой сверхзадача. Могут бояться собственных неожиданных реакций на ребенка. Много всего.

На мой взгляд, полезно на этапе принятия решения об усыновлении прописать все страхи из этой области на бумаге. И вместе с супругом или близким родственником, который будет помогать в воспитании детей, продумать маршруты выхода из сложных ситуаций. Как зарабатывать больше, если не будет хватать денег? Где именно черпать ресурсы, если закончатся силы? Как заботиться о себе, чтобы справиться морально? И много-много других вопросов, ответы на которые нужно искать заранее. Такая проработка тревог, с построением реальных маршрутов, поможет принять правильное решение и взять на себя только ту задачу, которая по силам.

Чего на самом деле стоит бояться
На мой взгляд, стоит опасаться собственного бесстрашия. Почему меня пугают кандидаты, которые не думают ни о каких трудностях, связанных с принятием в семью детей? По одной простой причине – в таком бесстрашии кроется недостаток рефлексии.

Основная сложность усыновления состоит в том, что мы не можем заранее предугадать, с чем именно столкнемся. Ребенок может проявлять себя очень по-разному, особенно на этапе адаптации. Мы сами от усталости и нервного истощения можем реагировать на новые условия жизни так, как от себя не ожидали, не могли представить ни в каком страшном сне. Так кандидатам в приемные родители точно следует опасаться чрезмерной самоуверенности. Она помешает погрузиться в новые знания о детях-сиротах, «на берегу» разобраться с особенностями адаптации и последствиями психологических травм детей, внимательно изучить опыт других людей, уже прошедших путь принятия ребенка.

И второе, чего стоит избегать – это полной изоляции, уверенности, что со всеми проблемами семья должна и может справляться сама. Не должна и не всегда может. Как раз наоборот: важно представить себе возможные трудности заранее и подумать, к кому именно можно будет обратиться за помощью. Во-первых, хорошо еще до принятия ребенка заручиться поддержкой лояльно настроенных родственников и друзей. Во-вторых, войти в сообщество приемных родителей. И в-третьих, понять, в какой именно фонд или другую помогающую организацию можно будет обратиться за помощью психолога, детских специалистов, врачей и многим другим. К сожалению, мы не можем предугадать, какая именно помощь понадобится нам и нашему ребенку, но подготовиться к разным потребностям и неожиданностям должны.

В ситуации, когда семья берет на себя такую большую ответственность – за жизнь, здоровье и развитие ребенка-сироты – нельзя оставаться один на один со всеми трудностями. А ведь они точно будут. И в этом случае совсем не стыдно искать помощи и желать «подстелить соломы». Напротив, осознанные и мудрые родители заранее продумывают возможные сценарии развития событий и ищут поддержки.

Диана Машкова, писатель, журналист, основатель клуба «Азбука приемной семьи» фонда «Арифметика добра».

Источник:
Приемный ребенок — страхи и мифы
После того как мы с мужем около двенадцати лет назад приняли решение об усыновлении, нас еще долго останавливали страхи. Целых семь лет мы боялись самых разных …
http://www.b17.ru/blog/102588/

COMMENTS