Как раньше относились к детям

Детство в разные эпохи истории человечества (ч

Во все времена во всех культурах отношение к детям в обществе было одинаковым. Как сегодня, так и десятки, сотни, тысячи лет назад большинство людей воспринимало детей как объект любви и заботы, наследников жизни, образец духовной чистоты. Так людям искони диктовал инстинкт, посредством которого человечество и сохранялось на земле: движимое им взрослое поколение оберегает новое, пока оно еще не успело окрепнуть, чтобы жить самостоятельно. Конечно, всегда были и те, у кого этот инстинкт плохо работает, но в целом их влияние на общество недостаточно для того, чтобы оно перестало заботиться о молодом поколении, и человеческий род прервался.

Но в разные исторические эпохи – сообразно развитию социальной структуры общества, правовой статус детей был различен.

В эпоху первобытного строя дети выжившие после первых – самых критичных, трех – пяти лет своей жизни (тогда множество детей раннего возраста умирало от всякого рода болезней, потому что организм их был еще слаб, а медицину древние люди каменного века практически не знали), считались почти полноправными членами общины. Они уже могли вносить значительный вклад в жизнь и хозяйство племени, так как быт того времени был несложен. Детских сил вполне хватало на сбор съедобных растений в лесу; они помогали взрослым разделывать туши добытых животных. А от того, сколько будет собрано орехов, грибов, ягод, могло зависеть само выживание племени, если по каким-то причинам из местности, где оно проживало, уходила дичь, на которых обычно охотились.

Первобытное племя состояло из нескольких десятков человек, связанных кровным родством, и они вместе воспитывали всех – и собственнорожденных, и рожденных соплеменниками, детей.

Мир одного рода ограничивался пещерой, в которой оно жило, и необъятными дикими лесами и лугами вокруг. Друг с другом племена контактировали редко. Жизнь человека зависела больше от объективных условий: погоды, наличия дичи в лесах, рыбы в реках; в удачный год племя жило весело и сытно, в плохой голодало и горевало. Понятно, что отсутствие возможности по своей воле умножать богатство не давало почвы для распространения алчности и зависти, от которых и происходят прочие человеческие пороки. То есть «набраться дурного» детям первобытных людей было просто негде. Поэтому их не отстраняли от взрослого общества, они играли и ели среди взрослых, на равных, пусть и в меру своего понимания, принимали участие во всех разговорах, ходили со старшими на охоту, а подрастая, начинали охотиться на легкую дичь и самостоятельно.

Так, постоянно общаясь со старшими членами общества, они и учились жизни, взрослели и соответственно своей эпохе социализировались. Это не значило, что за ними не присматривали и не подсказывали, как поступать в том или ином деле. В первобытной общине все – и дети, и взрослые, должны были беспрекословно слушаться старших как более опытных, и все племя повиновалось его старейшинам. И за детьми приглядывали, чтобы они по недомыслию не пытались, к примеру, зимой растревожить медведя в берлоге, а старики остановили бы взрослого, но недостаточно опытного охотника, решившего в одиночку пойти за десятки верст по диким лесам разведать новые угодья для ловли дичи.

Однако не следует думать, что в отношениях взрослых и детей в первобытную эпоху было все идиллически. У многих племен, долго живших в условиях первобытности или с ее пережитками, еще до недавнего времени сохранялось такое явление как инфантицид – убийство младенцев в голодные годы, чтобы не было лишних едоков. Может быть, этими племенами и двигало чувство некоего сострадания, так как дети, чей растущий организм требовал больше пищи, особенно часто и мучительно умирали от голода, тем не менее, для нашего сознания этот обычай выглядит весьма зловеще.

С окончанием каменного века и распространением производящего хозяйства, меняется и общественное сознание людей. Земледелие и скотоводство, став основой жизни, требуют сложного труда и навыков, а возможность собственноручно увеличить свое благосостояние порождает такие пороки в обществе, как зависть, жадность, пренебрежение к другим. Люди начинают соперничать друг с другом за богатство. Собирательство теперь редко играет серьезную роль в хозяйстве, а пахать землю и пасти большие стада скота, тем более оберегая их от возможных грабителей, детям не под силу. Их роль в хозяйстве все больше сводится к вспомогательной. Собственно, помогая старшим, они и учатся постепенно сами вести хозяйство.

Но теперь у детей и взрослых все меньше общих тем для разговоров. Постепенно детское общество как бы несколько дистанцируется от взрослого. Кроме того, детей начинают ограждать от общения с духовно-испорченными личностями, чтобы они не взяли тех за пример. Младшее поколение перестает участвовать в «сугубо взрослых» беседах, а так же, с ранних лет их приучают к субординации перед старшими, в частности, накладывая на них ритуальные ограничения и обязательства: не играть возле взрослых, приветствовать их первыми и тому подобное.

Если в первобытном обществе каждый человек просто был объективно вынужден слушаться главенствующих в племени, иначе он не выжил бы в диком мире, то теперь возможность самому добывать себе пропитание земледелием и скотоводством вызывало искушение пренебречь указаниями старшин и жить, как хочется, самому.

Однако это грозило обернуться хаосом, враждебностью людей друг к другу из-за конкуренции за поля, пастбища и другие блага. Тогда стало бы плохо всем, поэтому молодых приучали видеть в тех, кто старше, беспрекословный авторитет сызмальства. За непослушание применялись и методы наказания детей сообразно данному времени. И все же в традиционном патриархальном сельском обществе дети, достигшие возраста, в котором уже серьезно могли помогать по хозяйству, не ограничивались от взрослой среды совершенно. Как с серьезными помощниками, с ними приходилось вести серьезные хозяйственные беседы. Характерные примеры вовлечения детей в работу приводятся в поэме Н. Некрасова «Крестьянские дети».

С развитием производящего хозяйства и появления в нем прибавочного продукта, открывавшего путь к обогащению, в человеческом сознании укрепляется представление о собственности. Ею древние родовые общины считали не только имущество, скот, посевные и пастбищные земли, но и членов рода. В одиночку человеку было еще очень трудно прожить, и он фактически принадлежал своему клану.

Враждуя между собой, родовые общины захватывали одна у другой людей и заставляли их трудиться в своем хозяйстве, чтобы было больше рабочих рук. Так появилось рабство. Общины торговали и своими соплеменниками. Прежде всего молодыми девушками: роль женщины в хозяйстве эпохи патриархата была не столь велика, как роль мужчины, зато обмен девушками между родами позволял избежать плохо сказывающихся на наследственности кровосмесительных браков. И сейчас у многих народов мира сохраняется обычай платить за невесту ее родственникам. В тяжелые же голодные годы бедные общины продавали и своих мужчин, как правило, маленьких мальчиков, которые еще себя не показали как ценные работники или помощники.

В древних цивилизациях, где повышение качества обработки земли и переход основного управления обществом в руки государства привели к увеличению производительности труда, основой хозяйства стал не общинно-родовой, а семейный труд. Семья, которая основную часть произведенного продукта оставляла себе, проявляла больше хозяйственной инициативы, чем род. Но родовые порядки переносились в семью: она была как миниатюрная самоуправляющаяся во внутренних делах община, где глава – отец семейства, имел неограниченную или почти неограниченную власть над всеми остальными ее членами, в число которых входили и рабы.

В древних государствах особенно распространяется торговля детьми. Все рекорды по ней побило общество Древнего Рима в эпоху своего расцвета: благосостояние римлян было в общем высоким, детей рождалось много, а всех их кормить и воспитывать было весьма сложным делом. Зажиточные бездетные семьи легко могли купить ребенка у более бедных семей, а при рождении младенца тот принимался в семью только после того как ее глава брал его на руки. Если отец этого не делал, ребенка уносили из дома и оставляли где-нибудь в людном месте. Обычно «отказников» подбирали работорговцы и сутенеры, всегда желавшие даром получить дорогой живой товар. Но если все-таки нового хозяина младенцу не находилось, тот, естественно, умирал.

В Древнем Риме, как и в большинстве других стран того времени, государственные законы особого внимания детям не уделяли: те полностью находились под «личной юрисдикцией» своего отца или хозяина, которые могли без последствий для себя и убить их за непослушание. Хотя в Риме и находящихся под его властью городах строились школы для детей, где им давали по тому времени очень хорошее общее образование, обучая не только чтению и письму, но и логике, риторике, гимнастическим упражнениям, истории и стихосложению.

В Древней Греции, в отличие от других стран античной эпохи, государство, наоборот, очень внимательно относилось к воспитанию подрастающего поколения. Античная Греция была конгломератом ряда городов-государств (полисов), в своих внутренних делах полностью самостоятельных и саморегулирующихся. Понятно, что городские власти могли хорошо контролировать жизнь населения своего города и прилегающих селений. Поэтому они старательно заботились о благополучии и воспитании своих будущих граждан. В греческих полисах существовало обязательное общее образование для детей граждан.

А в Древней Спарте дети, по-видимому, большую часть времени воспитывались в общественных школах, где их обучали гимнастическим упражнениям, умению стойко переносить тяжелые физические испытания и жить организованно. Слабых и больных младенцев отец не имел право воспитывать: старейшины общины приказывали оставлять их умирать в ущелье.

В других греческих полисах родители хотя и имели значительную власть над детьми, государство все равно могло вмешиваться в дела их воспитания. Так, в Древних Афинах действовал закон, согласно которому сын имел право не содержать отца в старости, если тот ранее не научил его какому-нибудь ремеслу. В одной древнегреческой комедии мать жалуется школьному учителю сына на плохое поведение того дома, и просит принять соответствующие меры, что может свидетельствовать о том, что полномочия общественного представителя (учителя) в отношении ребенка были шире, чем родительские. Кстати, сейчас подобные законы действуют в некоторых штатах США.

Источник:
Детство в разные эпохи истории человечества (ч
о роли детей в жизни племени, рода, семьи в разные исторические эпохи
http://history-thema.com/detstvo-v-raznye-epoxi-istorii-chelovechestva/

Как в средние века относились к детям

Именно таким выражением можно охарактеризовать отношение к детям в Средневековье.

Количество детей в семье могло достигать 15 человек (не считая не родившихся или умерших), и это являлось нормой. Ведь чем больше детей, тем больше рабочих рук — вот стимул, побуждающий к рождению. И высокая детская смертность также приводила к рождению очередного “кормильца” в будущем.

Специального воспитания детей такого возраста не было. Ребенком в принципе не занимались. В богатых аристократических семьях дети сразу же после рождения отдавались кормилице. У ремесленников и крестьян ребенок с малых лет ползал по кухне и дому, никем не замечаемый. Никаких игр, никаких разговоров, никаких навыков малышам не давали.

Смерть ребенка в раннем возрасте частое явление и она не была трагедией для семьи. Такой ребенок не мог еще приносить пользу (работать), поэтому “лишний рот” мог и мешать.

Период до 7 лет считался малоценным и быстро заканчивающимся. А интерес к ребенку возникал тогда, когда он достигал 7-летнего возраста.

“Взрослые в миниатюре” — так относи к детям в этом возрасте. Даже по церковным законам считалось, если ребенок умеет отличить добро от зла, значит он уже вырос. Теперь он обязан разделять все тяготы и работу взрослого, превышающей его физические возможности. Единственная поблажка делалась на “ум”, т.е. в возрасте 7-12 лет — это просто глупый человек, который должен помалкивать и делать все, что ему прикажут.

Смерть ребенка в этом возрасте уже становилась утратой для семьи, т.к. она лишалась пары рабочих рук. Но оплакивания и горького сожаления о потери родного дитя не было.

С 12 лет начиналась полноценная взрослая жизнь. С этого возраста можно было заключать браки (для девочек) и полностью взвалить на свои плечи всю взрослую работу. Никаких скидок на физическую силу, опыт и знания не делается. За любое нарушение следует наказание, как обычному взрослому. Даже суд может осудить подростка на общих правилах.

Высокая смертность среди всех слоев населения приводила к тому, что не все дети доживали к 20 годам.

Источник:
Как в средние века относились к детям
О времена, о нравы!Именно таким выражением можно охарактеризовать отношение к детям в Средневековье. В этот период вообще не было понятия “ребенок”, оно появилось в некоторых странах л…
http://listatel.ru/mir-srednevekovia/obshai-infa2/kak-v-srednie-veka-otnosilis-k-detjam.html

Как раньше воспитывали детей

Нередко современные родители начинают интересоваться, а как раньше воспитывали детей? Ведь на протяжении нескольких веков именно крестьянская семья выступала в качестве хранилицы основных традиций русского народа. В вопросах, связанных с воспитанием детей, она также оставалась верной себе.

На самом деле русская крестьянская семья всегда была своего рода уникальным организмом, в рамках которого и детей воспитывали совершенно без посторонней помощи. При этом все основывались на простых неписанных законах, строго их соблюдая из века в век.

Для типичной крестьянской семьи было характерно рождение большого количества детей. Правда, большинство из них умирали еще в первые годы жизни от различных болезней. Не стоит забывать, что в бедной семье ребенок мог стать «лишним ртом», а вот в зажиточных это был уже потенциальный помощник. Так или иначе, родители всегда смиренно воспринимали, как рождение, так и смерть младенцев. Нужно заметить, что даже в давние времена матери испытывали к своим чадам самые нежные чувства, но в условиях суровых жизненных реалий они были вынуждены обзаводиться психологическими барьерами.

Новорожденного малыша клали в плетеную люльку, которая подвешивалась к потолку. Именно в ней он спал до того момента, пока не учился вставать на ножки. Важный момент в том, как раньше воспитывали детей, заключается в том, что уход за ними был минимальным. Ведь и мать была круглосуточно занята различной домашней работой, да и сами представления об уходе за младенцем ранее были совершенно иными.

Как только кроха учился ходить, ему разрешали передвигаться по избе, но одевали его преимущественно в одну рубашку. Занимал малыш себя самостоятельно и в основном подручными предметами. Нередко за детьми в семье присматривала бабушка или же старшие дети. В холодные периоды года дети находились только в помещении, так как ранее одежда относилась к категории роскоши. В теплое же время дети выходили на улицу и бегали там под присмотром взрослых или совсем юных нянек, которым самим нередко было около четырех-пяти лет.

Конечно, основой для питания любого малыша выступало материнское молоко. При его отсутствии ребенку искали кормилицу или же выпаивали кроху козьим молоком из рога, на который надевался сосок вымени коровы. Не стоит забывать, что и раньше воспитывали детей с использованием своеобразных сосок. Для этой цели использовались жевки, то есть, тряпочки, в который заворачивался хлебный мякиш.

Первый прикорм в виде молочной каши детям обычно предлагался примерно в полугодовалом возрасте, а уже в год его меню пополнялось похлебкой. К трем годам малыш питался наравне со старшими членами семьи, а жизнь его была вполне самодостаточной. Нередко дети были предоставлены сами себе с утра до ночи. Девочки играли в соломенные или тряпичные куклы собственного изготовления, а мальчики мастерили лошадки или другие игрушки. С взрослением разнополых детей объединяло все меньше общих занятий, а игры начинали четко подразделяться на «для девочек» и «для мальчиков».

Как раньше воспитывали детей в период отрочества и юности

В седьмой день рождения ребенок переходил в отроческий возраст. По такому поводу ему давали первые штаны либо длинную девичью рубаху. На этом этапе детей уже активно привлекали к труду, но работа для них выбиралась в соответствии с возрастом, постепенно увеличивая нагрузку.

Правда, когда раньше воспитывали ребенка-отрока, то поручения взрослые раздавали в приказном тоне и совершенно бесцеремонно. Но и перечить никто никогда не думал, так как в семье всегда был непререкаемый отцовский авторитет, поддерживаемый матерью.

С десятилетнего возраста мальчики начинали вместе со взрослыми боронить поле, с двенадцати они учились пахать, а с четырнадцати они были уже полноценными участниками полевых работ. Девочек же с одиннадцати лет учили прясть, с тринадцати вышивать и шить, а в четырнадцать они умели вымачивать холсты. Параллельно с этим юных хозяек обучали премудростям доения коров, выпечки хлеба и прочим делам в крестьянском быту.

Но в вопросе, как раньше воспитывали детей, нужно обратить особое внимание на тот факт, что дети с раннего возраста впитывали в себя понятия крестьянской морали. То есть, детей изначально учили почтению родителям, а также всем старшим, преподавали им основы веры. Правда в давние времена зачастую ограничивались знакомством их с некоторыми языческими поверьями и обрядовой стороной религии.

В подросших юношах и девушках раньше воспитывали стыд и целомудрие, а также честь и совесть, как основные категории нравственности. О половом воспитании подростков не могло быть речи. При этом дети прекрасно разбирались в физиологии отношений полов, так как росли рядом с домашними животными.

Источник:
Как раньше воспитывали детей
.Нередко современные родители начинают интересоваться, а как раньше воспитывали детей? Ведь на протяжении нескольких веков именно крестьянская семья выступала в качестве хранилицы основных традиций русского народа. В вопросах, связанных с воспитание…
http://mamairebenok.com/vospitanie-rebenka/kak-ranshe-vospityivali-detey.html

Как раньше относились к детям

О детях в Средние века и об отношении к ним существует множество мифов. Основные точки зрения можно свести к трем:

1. В Средневековье к детям были склонны относиться как к низшим, животным существам или как к несовершенным «маленьким взрослым», которых надлежало поскорее ввести в рамки и «окультурить» (отсюда жестокие наказания и суровая дисциплина, ранние браки, детская одежда, представляющая собой уменьшенную копию взрослой, короткий период детства и т.д.)

2. В Средневековье к детям относились особенно бережно и с любовью, памятуя об их хрупкости и слабости (несомненную роль сыграли высокая детская смертность и культ Младенца Христа).

3. В Средневековье к детям относились равнодушно, памятуя об их хрупкости и слабости J Чрезвычайно высокая детская смертность, буквально, не позволяла родителям слишком привязываться к своим отпрыскам; смерть младенца считалась вполне закономерным событием и не вызывала бурных эмоций.

Как мы видим, мнения историков порой прямо противоположны

Так или иначе, в глазах закона дети совершенно точно не считались низшими существами – за преступления в отношении детей закон карал так же, как и за преступления, совершенные в отношении взрослых (за преднамеренное убийство ребенка – как за преднамеренное убийство взрослого, и т.д.). И ответственными перед законом дети становились задолго до достижения совершеннолетия и обретения полной юридической дееспособности (мальчики в 14 лет, девочки в 12; совершеннолетними оба пола становились в 21 год

«Дети живут без мысли и без забот. Их легко рассердить и легко порадовать, и они легко прощают.

Дети часто имеют дурные привычки и думают только о настоящем, пренебрегая будущим. Они любят игры и пустые занятия, не обращая внимания на то, что выгодно и полезно. Они считают важными дела, которые не имеют значения, и неважными важные дела. Они больше плачут и рыдают от потери яблока, нежели от потери наследства. Они забывают о милостях, оказанных им.

Они любят разговаривать с другими детьми и избегают общества стариков. Они не держат секретов, но повторяют все, что видят и слышат. Они то плачут, то хохочут, постоянно вопят, болтают и смеются. Вымытые, они снова пачкаются. Когда их матери моют их и расчесывают им волосы, они брыкаются, колотят руками и ногами и сопротивляются изо всей силы. Они думают только о своих животах, всегда желая есть и пить. Едва встав с постели, они уже жаждут пищи ».

Такими словами выразил средневековое восприятие детей францисканский монах 13 в., известный как Бартоломей Английский, в своей энциклопедии «О свойствах вещей».

Теория о средневековом восприятии детей как маленьких взрослых частично основывалась на том факте, что в средневековом искусстве дети одеты так же, как взрослые. Но это не совсем верно. На рукописных миниатюрах детская одежда, как правило, проще и короче взрослой. Миниатюры изображают детей за игрой в мяч, в куклы, в солдатики — то есть, за развлечениями, которым дети предавались во все времена

(а здесь явно и отец не прочь повалять дурака 🙂

Хронист Ламберт Ардрский рассказывает о том, что молодая графиня Гвинесс, вышедшая замуж в 14 лет, в первый год брака еще играла в куклы (а потом, видимо, появился ребенок 🙂 ) ). Хронист Гиральд Камбрийский вспоминает, что его братья строили замки из песка (в то время как Гиральд, будущий монах, строил монастыри и церкви).

Что средневековые взрослые смотрели на детей как на взрослых – распространенный миф. Нет ни одной миниатюры, на которой, предположим, дети пашут поле – зато есть множество рисунков, на которых дети заняты играми. Иными словами, старшие сознавали, что дети отличаются от взрослых и что у них иные потребности. Существовал отдельный суд, в котором разбирались дела осиротевших детей и охранялись их права на наследство до достижения ими совершеннолетия. Если дети ничем не отличались от взрослых, почему было не предоставить им самим защищать себя в суде.

Средневековые педагоги почти сплошь соглашались, что младенческий возраст продолжается до семи лет. В этом возрасте ребенок не способен позаботиться о себе, он нуждается в постоянном родительском примотре. Впрочем, начиная с семи лет большинство детей уже способны выполнять определенные обязанности. Детство продолжалось от семи лет до, как минимум, полового созревания – 12-13 лет (разные авторы расходились во мнениях, когда заканчивается детство и начинается взрослая жизнь). Предполагалась даже некая «третья фаза», когда подросток становится физически зрелым и даже юридически ответственным, но еще не достигает состояния полной умственной зрелости (эта фаза длилась до совершеннолетия и даже дольше).

Средневековые медицинские энциклопедии говорят о детях отдельно от взрослых, поскольку дети нуждаются в особом уходе. Специальные трактаты – например, сочинение знаменитой Тротулы, преподававшей в 12 в. в медицинской школе Салерно – предписывали особо тщательный уход за новорожденными: в них содержались инструкции, как перевязывать пуповину, купать младенца, устранять слизь из легких и горла. А горе матери, потерявшей ребенка, порой бывало настолько велико, что требовалось вмешательство окружающих: «Одна дама в Лондоне, у которой умерла новорожденная дочь, прожившая всего два дня, так рыдала и вопила, как будто у нее разрывалось сердце. Она уверяла, что хочет сойти вслед за дочерью в могилу, и отказывалась от еды, так что ее пришлось кормить насильно».

Средневековое право также выделяет детей в особую категорию, наделенную личными и имущественными правами, которые в период малолетства требуют опеки. Само понятие малолетства подразумевало уязвимость и потребность в специальной защите.
(обратите внимание, заботливая мать отводит детей прочь от грешников, пляшущих вокруг идола)

Дети оставались близки к своим родителям, братьям и сестрам, даже если проводили много времени порознь. Сохранилось немало задушевных писем, адресованных родным и близким. Когда юный Вильям Маршалл, будущий граф Пембрук, отбывал в Нормандию, чтобы стать оруженосцем, он, как сообщает его биограф, горько плакал, расставаясь с матерью, братьями и сестрами.

Взрослым случалось и отдавать жизнь ради детей. Одной августовской ночью в 1298 г . в Оксфорде от свечи загорелась солома на полу. Муж и жена выскочили из дома, но, вспомнив о своем младенце-сыне, жена бросилась обратно, чтобы найти его. Вбежав, «она глотнула горячего воздуха и задохнулась». В другом случае был убит отец, защищавший дочь от разбойников. «Однажды Джон Гарв, грузчик, шел по улице, когда какой-то юноша проскакал мимо на коне полным галопом и сбил с ног ребенка. Джон ухватил коня за уздечку и сказал беспечному всаднику, что надлежит быть осторожнее. Тот в ответ выхватил меч и убил благонамеренного лондонца на месте».

Средневековые дети не переживали продолжительного периода формализованного взросления, который разработали современные системы образования. К детям относились как к «фактическим взрослым» с момента наступления половой зрелости, о чем свидетельствует ранний возраст, в котором мальчики и девочки считались способными вступать в брак.

Источник:
Как раньше относились к детям
ДЕТИ О детях в Средние века и об отношении к ним существует множество мифов. Основные точки зрения можно свести к трем: 1. В Средневековье к детям были склонны относиться как к низшим, животным существам или как к несовершенным маленьким взрослым, которых надлежало поскорее ввести в…
http://tal-gilas.livejournal.com/179498.html

Отношение к детству

Если говорить о древних временах, то они отличались большой детской смертностью – так как большинство малышей умирали от болезней, которые люди еще не научились лечить. Например, первобытные племена постоянно испытывали голод и не всегда могли накормить детей.

Во время голода и засухи они были вынуждены избавляться от детей. А Древняя Спарта отличилась довольно жестоким обращением с детьми – спартанцы избавлялись от физически слабых младенцев. Они объясняли это тем, что в будущем эти дети не смогу защитить своих родителей и свою страну.

В средневековье довольно часто встречался родительский деспотизм. Парадоксально то, что в Средние века детство не выделяли, как особую стадию развития личности.

С самого раннего возраста ребенка одевали в ту же одежду, что и взрослого и даже на картинах можно встретить изображение детей в пышных и нарядных одеждах. Только в 16 веке появилась одежде для детей.

А в России 16 века было принято абсолютное повиновение детей родителям, об этом можно узнать из «Домостроя», свода житейских наставлений.

На сегодняшний день можно говорить о значительном улучшении условий для детей. Заметно снизилась смертность, а у многих сирот есть возможность попасть в полноценную семью.

Но наряду с этим все чаще и чаще встречаются неполные семьи, а родители настолько заняты работой, что довольно редко видят своих детей. Практически все дети посещают школы, и проводят там большое количество времени. Так у детей есть возможность активно общаться со своими сверстниками и познавать мир. У современных детей есть собственные комнаты, компьютер и деньги на расходы.

Со временем изменилась и система воспитания детей. Но необходимо учитывать, что в каждой стране есть свои обычаи воспитания. Например, в средневековой Англии было принято отдавать детей кормилице. Она воспитывала их до полутора года, до десяти лет они находились в родительском доме, а затем их могли отдать на воспитание в другие семьи или в монастырь, закрытую школу и университет.

В 17 веке царили довольно суровые нравы относительно воспитания детей – невозможно было представить себе этот процесс без телесных наказаний. Со временем к воспитанию стали относиться более лояльно, а в современном мире совершенно иные взгляды на воспитание детей.

В Российской Федерации детство, как и материнство, находится под защитой государство. Это установлено в Конституции, положения которой указывают на определенные права ребенка и матери. Также права ребенка защищены в Семейном кодексе Российской Федерации.

Прежде всего, это касается благоприятных условий труда для матерей. Это необходимо для того, чтобы женщина могла сочетать работу и материнство.

Источник:
Отношение к детству
Если говорить о древних временах, то они отличались большой детской смертностью – так как большинство малышей умирали от болезней, которые люди еще не научились лечить. Например, первобытные племена
http://www.nado5.ru/e-book/otnoshenie-k-detstvu-v-raznye-periody-istorii-detstvo-i-gosudarstvo

Пеленки и могилы

Археологи все чаще задаются вопросами, далекими от доисторических эпох. Как жили, чем болели и от чего умирали дети в Европе в Средние века? И насколько лучше они жили после завершения «варварского» Средневековья и прихода просвещенного Нового времени? Как получить информацию о жизни и смерти детей по отдельным хрупким косточкам, разбросанным по огромным территориям? На эти вопросы пытается дать ответ известный британский биоархеолог, специалист по останкам и погребениям Ребекка Гаулэнд (Rebecca Gowland).

Хотя дети составляли от 45 до 65 процентов большинства древних обществ (до XIX-XX века), для историков и, в частности, археологов их мир все еще остается слепым пятном. Младшие члены общества были обычно лишены своих пространств, социальных сетей и развитой материальной культуры. Задача исследователей усложняется еще и тем, что в Средние века детство не считалось периодом особой заботы о ребенке, его здоровье и развитии.

Кроме того, биологический возраст в древности соотносился с социальным не так, как сейчас. Например, под действие законов церкви и государства ребенок попадал с 10-11 лет, работал подмастерьем с семи-восьми лет, а в 14 считался полностью взрослым.

Но это внешние рамки. Что касается внутреннего содержания детства, то первый его этап был связан с кормлением грудью, второй — с самостоятельной игрой в доме и во дворе, а также с базовым воспитанием (повиновение родителям, христианские заповеди, местные обычаи и нормы этикета). Примерно с шести лет средневековые дети начинали контактировать с миром взрослых: мальчики одевались и вели себя иначе, чем девочки, на них возлагалось больше ответственных домашних обязанностей.

Даже игры становились более взрослыми и суровыми: драки стенка на стенку, борьба, кости и шахматы. Примерно тогда же мальчиков впервые допускали к участию в охоте и поощряли играть в войну, стрелять из лука. Грамоте, не говоря уж о других науках, мало кто учился: для большинства детей, и особенно девочек, образование ограничивалось овладением ремеслом родителей и других родичей.

Однако в брак в Средние века вступали достаточно поздно — в 16-20 лет (ранние браки, с 12 лет, допускались, но церковью не одобрялись). Именно поздний возраст вступления в брак, особенно у мужчин, создавал избыток буйной молодежи, которая изрядно добавляла насилия средневековому обществу.

Многочисленные опасности сопровождали детей с самого рождения. Если они не умерли при родах и в первые месяцы жизни (такова была судьба от четверти до трети всех детей), то их подстерегала смерть от удушья или случайных травм. А тесное пеленание младенцев тормозило рост (дефицит солнечного света способствовал рахиту).

В крестьянских домах было несколько комнат и тут же — помещение для скота. Как только дети вставали на ноги, резко возрастал риск получить травму. Многих лягали, кусали и затаптывали домашние животные. Как свидетельствуют отчеты коронеров и жития святых, чаще всего дети погибали от удушья, ожогов от кипятка, падения с высоты и утопления (другие причины, а также места смерти указаны на схеме).

Но средневековые письменные источники фрагментарны и ненадежны. В поисках более серьезных данных ученые обращаются к палеопатологии — изучению травм и болезней древних людей по их останкам. А кости детей — по сути останки невыживших, не способных достичь зрелости — могут немало рассказать о здоровье матерей, практике акушерства и грудного вскармливания и детских болезнях.

Палеопатологи сталкиваются со многими проблемами, подчас неразрешимыми. Одни и те же поражения костной ткани вызываются различными болезнями — например, хрупкой и губчатой ткань становится из-за рахита, анемии, а также дефицита витамина С. Быстрый рост и заживление костей в детстве почти не оставляет следов от травм. До наступления совершеннолетия невозможно однозначно отличить скелеты мальчиков и девочек. Наконец, преобладание органических веществ в детских костях ускоряет их разложение в почве. Ученым, работающим с сохранившимися до сегодняшнего дня останками, приходится быть крайне осторожными с выводами о болезнях и смертности.

Чтобы установить значимые закономерности, Гоулэнд и ее коллеги попытались собрать максимум данных о детских останках на территории Англии, Шотландии и Уэльса за 1000-1700 годы. В статьях и докладах археологов, а также в базах данных была собрана информация о 4647 захоронениях — с сельских и городских кладбищ, монастырей, приходских церквей.

Скелеты поделили на три возрастных группы, адекватно отражающие средневековые границы детства, отрочества и юности: от рождения до пяти лет, от шести до 11, и от 11 до 16 лет. Несмотря на доминирование монастырских (характерных для высших слоев общества) и городских погребений (из-за того, что большая часть раскопок сейчас проводится в городах), археологи уверены, что им удалось получить относительно полную картину. Особое внимание они уделяли патологиям, лучше всего отражающим условия жизни человека: цинге, рахиту, остеомиелиту, остеохондрозу, туберкулезу, сифилису, переломам и травмам черепа, пародонтозу и некоторым другим. Археологи оценили распространенность той или иной патологии, а также среднее количество больных (из-за травм, инфекционных и других болезней) в разные века.

Вопреки стереотипам, дети не умирали в муках (или, наоборот, не хвастались завидным здоровьем) все Средние века — смертность и заболеваемость постоянно менялись, в зависимости от исторических процессов. С XII по XIV века следов хворей и трудной жизни на костях становилось все больше — население страны (да и всей Европы) росло, еды не хватало, а в перенаселенных городах и городках вспыхивали эпидемии. Хуже всего было в первой половине XIV века, когда к этим бедам добавилась серия неурожаев («Великий голод»).

Однако черная смерть (выкосившая больше трети европейцев эпидемия чумы) парадоксальным образом исправила положение: реальные доходы выросли вдвое, безработица исчезла на много десятилетий, да и дефицит продовольствия остался в прошлом. Состояние костей (то есть здоровье их обладателей) в 1350-1500 годах поразительно стабильно, несмотря на все несчастья Столетней войны и гражданского конфликта («Войны Алой и Белой Розы»). Значит, климат и экономическая стабильность больше влияют на жизнь населения, чем общественно-политические пертурбации!

Умиротворение страны и мудрая налоговая политика Генриха VII вознесли королевство к процветанию: высокие доходы, богатые урожаи, щедрые пожертвования в пользу бедных, низкая арендная плата за землю. Заболеваемость стремится к минимуму — и среди взрослых, и среди детей.

Однако после 1540 года число больных и рано умерших детей резко вырастает. Ученые видят тому только одну причину: Реформация. При всей прогрессивности церковной политики Генриха VIII и Елизаветы I — создание национальной церкви и богослужения на английском языке, повышение грамотности и религиозной активности населения — реформа нанесла сильный удар по благосостоянию общества.

В Средние века именно католическая церковь фактически отвечала за социальную защиту населения — никаких законов на эту тему английский король не издавал. Материальная помощь бедным и больным провозглашалась обязательным условием спасения от ада после смерти. В 1500 году пять процентов населения, живущие за чертой бедности, выживали только за счет церковного подаяния. Лечились бедные в больницах при монастырях, и при них же воспитывались сироты.

И вся эта инфраструктура — здравоохранение, образование, социальная помощь, благотворительность — была уничтожена фактически росчерком пера, когда государство конфисковало церковную собственность и закрыло монастыри. Никаких государственных институтов, способных взять на себя заботу о бедных, создано не было. Кроме того, во второй половине XVI века начали резко расти цены (общеевропейский феномен, связанный с притоком драгоценных металлов из Нового Света), снова пошли неурожаи и эпидемии чумы.

Все эти неблагоприятные процессы не замедлили сказаться на здоровье детей. Среди младенцев учащаются случаи рахита — видимо, из-за того, что вынужденные усиленно трудиться матери дольше пеленали их (чтобы носить на себе в поле). У детей 6-11 лет наблюдается усиленный рост околохрящевых костей — признак участившихся травм, связанных с необходимостью работать с раннего возраста. У подростков же в XVI веке характер травм стал таким же, как у взрослых: еще один индикатор необходимости трудиться без скидок на возраст. Наконец, больше признаков кариеса (в рационе детей стало меньше мяса и молочных продуктов, увеличилась доля хлеба).

Ученые еще раз показали: конец Средневековья, Реформация и Великие географические открытия не были для Европы «лучом света в темном царстве». Напротив, дети, самые уязвимые члены общества, лишились милостыни, детских домов, да и возможности получить бесплатное монастырское образование. Реформация привела к более серьезным колебаниям в состоянии здоровья, чем все неурожаи, климатические сдвиги и экономические неурядицы прошлых веков. Только к XVII веку, когда общество и государство немного адаптировалось к «шоковым» условиям, ситуация начала выправляться — но Британию ждало еще почти целое столетие жестоких конфликтов.

Источник:
Пеленки и могилы
Археологи все чаще задаются вопросами, далекими от доисторических эпох. Как жили, чем болели и от чего умирали дети в Европе в Средние века? И насколько лучше они жили после завершения
http://lenta.ru/articles/2016/06/16/childhood/

COMMENTS