Игра окончена

Всё, что я сейчас чувствую, когда ложусь спать, можно описать одним словом – пустота. Она настигла меня так же внезапно, как и все остальные события моей жизни, которые трудно назвать счастливыми или радостными. Это всё случилось так неожиданно для меня самой, что застало врасплох. Я оказалась совершенно не готова к тому, что происходит сейчас. Всё кажется таким глобальным и масштабным, что я с уверенностью заявляю: я закончилась.

Ещё утром я стояла перед ним беззащитная, после стоматолога, с огромной щекой из-за анестезии и ждала, что вот-вот мой мир рухнет, когда я скажу: всё, баста, точка, конец. И таких вот «расставаний» со словами «Навсегда и больше никогда!» было потрясающе много. А уж сколько красивых камбеков – и не сосчитать.

И вот в миллионный раз я произношу слова, которые отзываются эхом в голове, а мир продолжает жить как ни в чем не бывало: кто-то докуривает очередную сигарету, кто-то мило воркует с женой по телефону, а кто-то – бессовестно наблюдает за нашей драмой, если это можно так назвать.

Но мы оба знали, что когда-нибудь это должно было произойти, рано или поздно. Это было просто неизбежно.

Просто в один момент просветления я поняла, насколько же он жестокий. Как можно не брать трубку, не отвечать на сообщения и не приходить, когда знаешь, что тебя так ждут. Не могла уложить в своей еще зеленой голове, как вообще человек может быть настолько равнодушным, чтобы, зная о чувствах другого, делать то, что его ранит. Я долго не понимала, за что я его любила. Так и жила, не задумываясь об этом. Дооооолго жила. Очень! Пока однажды не прозрела.

Теперь я так же, как и он, научилась красиво игнорировать звонки и сообщения, избегать встреч.

Истина лежит на поверхности – мужчин привлекают холодные сердца, и они все до единого стремятся разбить тот толстый лёд, которым покрылось ваше сердце.

Но игра окончена. Я ушла. Первая. Сколько бы надрывных звонков ни издавал любимый айфон, сколько бы трогательных и пронзающих душу признаний ни приходило – все это становится неважным. Ничего не дрожит в душе от знакомой мелодии на звонке – ну потому что уже нечего ответить и нечего дать взамен. Ты никому ничего не обещала, а чужие иллюзии – не твоя забота.

Правда, сначала нужно было пережить три бесконечных, совершенно адовых месяца без него

Меня утомляли рассказы о любовных драмах подруг, непрерывные звонки и расспросы из серии «Что случилось?». Сон перестал был спокойным – да что там: он просто исчез из моей жизни, и на его смену пришла лютая бессонница, которая каждую ночь подкидывает мне новые вопросы, на которые у меня нет ответов. Да и у Вселенной их, видимо, тоже нет. Телефонные разговоры я безжалостно сокращаю до минимума: мол, погода дерьмо, оттого и хреново, и «я подумаю об этом завтра». Мне больше не хочется ходить в магазин за покупками, продумывать до мелочей свой рацион и тщательно планировать, в каком наряде пойти на работу (я работаю в чисто мужском коллективе).

Раскрыть кому-то душу и рассказать душераздирающию историю от начала и до конца мне просто лень, потому что нет сил переживать всё это заново. Но я никогда не ругаю себя за такое состояние. Все эти депрессии-слёзы-тоска-грусть – это проявления меня как человека, который живет чувствами и эмоциями, моя неотъемлемая часть. Иногда действительно полезно пройти все круги своего же ада для последующей тотальной перезагрузки.

Я всё так же верю в любовь и всё так же отчаянно её ищу… И вот спустя пару месяцев снова влюбляюсь. Но столько препятствий стоит на моем пути, что кажется, я расплачиваюсь за всё то, что было целых два года моей неправильной жизни…»

Источник: creu.ru

Секс: как из Жертвы вырасти в Партнера, Откровенно о любви и сексе, Женский журнал

Что происходит с сексом в уже сложившихся и существующих какое-то время партнерских отношениях?

Вопрос, который беспокоит партнеров в таких союзах, в основном, звучит так: «Что делать? Я его не хочу» или так: «Что делать? Он меня не хочет».

Когда тема начинает развиваться, то непременно выясняется, что:

. Тот, кто «не хочет» партнера чаще всего это скрывает и соглашается на насилие над собой.

Нет, он(а) не считает секс без особого желания насилием. Он(а) рационализирует приблизительно так: «Мужчине нужен секс. Если я его не обеспечу, он найдет женщину на стороне, и я его потеряю. Я этого не хочу».

. Тот, кто столкнулся с тем, что его самого «не хочет» партнер, неизменно задает себе вопрос: «Что со мной не так?».

Он начинает сомневаться в своей привлекательности (сексуальности, женственности, мужественности. ), и страдает от непринятости или же, не имея ресурса встретиться со своей уязвимостью (отказ всегда повергает нас в ощущение отверженности), наращивает давление.

В первом случае получается, что секс становится средством удержания и, в конечном итоге, контроля партнера;

Во втором – на партнера возлагается ожидание признания и принятия женственности или мужественности, неотразимости и сексуальной привлекательности.

. «Я не могу расслабиться в сексе. Я жду, когда мой муж наконец-то закончит, и я смогу уйти. Когда я размышляла о том, почему же так происходит, я поняла, что слишком обижена на него, не доверяю. Как будто что-то внутри захлопнулось, и я уже не могу выйти к нему навстречу».

. «Мне всегда казалось, что я люблю секс. Я легко его инициировала сама, и, хотя редко достигала оргазма, полагала, что мне нравится сам процесс. Теперь я сомневаюсь: «А действительно я получаю удовольствие, или только убедила себя в том, что мне это нравится?»

. «Я не могу испытать оргазм. Мне приходится симулировать, чтоб у мужа не рушилась самооценка. Я считаю, что это моя проблема, и не хочу, чтоб его «мужское эго» закачалось из-за того, что со мной что-то не так».

. «Я под любым предлогом избегаю секса. Я пыталась разговаривать с партнером – о том, что мне не хватает, о том, чего мне хотелось бы. но он как будто ничего не слышит. А я больше не могу давать себя насиловать».

Именно так рассуждает Жертва.

Жертва терпит насилие, полагая, что не может высказывать вслух свои сомнения, боясь разозлить своего Тирана.

Потому что очень от него зависит. И ей страшно, очень страшно взять ответственность за свои чувства на себя и прояснить ситуацию. И еще принять решение.

Принять решение – это, как минимум обозначить свою позицию: «Мы больше не спим, и ищем другие способы удовлетворения своей потребности в сексуальной любви». Или, если сохранять особо нечего, то принять решение о разрыве этого союза. Такую ответственность Жертва на себя не может взять, ей кажется, что терпеть легче.

. «Меня раздражает, что моя жена отказывает мне в сексе. То у нее голова болит, то еще одно место. Если уж ты жена, то изволь выполнять свой супружеский долг!»

Да, это нетерпимый Тиран. Он боится встретиться со своей беспомощностью и уязвимостью, которая неумолимо маячит там, где он теряет власть и контроль. Поэтому усиливает давление. С помощью контроля и давления он как будто сохраняет самоуважение. Как будто.

. «Мой муж все чаще ссылается на усталость. Я чувствую себя очень униженной. Я начинаю искать в себе изъяны: быть может, я поправилась? Или постарела? Неужели я настолько не привлекательна, что мой любимый человек отказывается от секса со мной? Я пробовала вызвать его интерес красивым бельем, свечками и восхищениями, но ничего не срабатывает».

Эта женщина тоже хочет контролировать. свое самоуважение и принятие. Которое должен обеспечить ее мужчина . А она чувствует любовь к себе только в том случае, когда он с готовностью повторяет:«Я тебя люблю» и всегда с желанием откликается на сексуальный призыв.

Однако невозможное остается невозможным. Мужчина, на которого возлагают надежды в постоянном принятии, и мягко или жестко это контролируют, рано или поздно выдыхается. Он чувствует, что от него требуют то, что он не может до конца обеспечить. И он убегает – прямо или косвенно. Так же поступает и женщина, которую хотят видеть любящей, все прощающей матерью.

В этом случае, да и во всех остальных – ожидание направлено на человека, который не может его реализовать. Партнер не может обеспечить родительское принятие и заботу. Потому что он – не родитель.

В длительных партнерских отношениях это ожидание почти неизбежно возникает – с обеих сторон.

И, когда ожидания в родительской, безусловной любви не реализуются, происходит разочарование.

Разочаровываясь, мы упрекаем, обвиняем, предъявляем претензии, строим новые иллюзии (если, к примеру, партнер что-то обещает) и снова ждем.

А потом снова разочаровываемся, с каждым разом все сильнее.

И эти ожидания, и это разочарование ложится на секс тяжким бременем.

Потому что секс – это часть отношений, и в сексе происходит то же самое, что происходит в отношениях.

В него проникают все подавленные и не проговоренные обиды, страхи, сомнения в своей привлекательности. В него проникают все защиты, которыми мы пользуемся в жизни – от убегания от близости до обесценивания.

Мы и здесь будем сопротивляться, ускользая от насилия, и контролировать партнера, чтобы не ввалиться в непереносимые тревогу и беспомощность или зарабатывать признание, притворяясь хорошими мальчиками или девочками, которые «все понимают» и очень стараются.

Вся эта Тень повиснет над постелью, не давая быть спонтанности и естественности, не давая соединяться по-настоящему.

Как уже говорилось, в женско-мужские отношения практически всегда привносятся детско-родительские.

Там, где мы с партнерами по очереди друг другу то родители, то – дети.

Если я обвиняю, предъявляю претензии, недовольна, то автоматически попадаю в позицию Матери. И мой партнер, находясь под воздействием проекции, попадает в свою детскую историю и действует из нее так, как научился обходиться с материнским обвинением.

Он любыми способами сопротивляется.

Разумеется, и я, столкнувшись с материнскими ожиданиями от меня (например — в абсолютном принятии его, со всеми его глюками и прибамбасами) или же с критикой или давлением, тоже буду сопротивляться.

Любыми способами – от бегства до нападения.

В редких отношениях удается сохранить подлинный женско-мужской контакт. Там, где оба свободны, он ее завоевывает и защищает, а она дарит ему нежность и восхищение, с удовольствием отдавая ему первенство в решении проблем. Именно в таких отношениях сохраняется желание, сексуальный интерес, спонтанность, тепло, любовь.

Когда в паре детско-родительские отношения превалируют над женско-мужскими, сексу приходит капут.

Потому что секс может быть только между мужчиной и женщиной, но никак между матерью и ребенком или отцом и дочерью.

Психологически срабатывает сопротивление, и сексуальное желание пропадает.

Посему, столкнувшись с трудностями в сексе, в первую очередь стоит задуматься: а что происходит в отношениях? Не пора ли прояснить их теневую часть?

И, если это невозможно из-за неготовности партнера к диалогу, принимать решение.

Могу ли я обойтись без сексуальной любви? Есть ли что-то ценное в отношениях, что мне важно сохранить? Или же сексуальный кризис – это часть большого кризиса, который придется решать, расставшись с партнером?

В любом случае, только приняв решение, мы перестаем оставаться жертвами.

Источник: www.lady.ru

COMMENTS