Философия эгоизма

Нравственность эгоизма: себялюбие – это тоже любовь

Если в заключение вернуться к основным темам данной главы – к невидимой руке рынка и homo oeconomicus , то возникает вопрос, где в пространстве между добром и злом находится определяющий фактор обоих данных понятий – эгоизм.

Вернемся к золотому правилу. С одной стороны, тому, кого любим, мы хотим столько же блага, сколько самим себе (если не больше), с другой стороны – и это в нашей природе – желаем неудачи и горя тем, кого мы ненавидим, считаем врагами. В таком случае, как написано в одном псалме, наша выгода (удовольствие) увеличивается со снижением выгоды нашего недруга:

Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! [880]

Говоря мягче и цивилизованней, ставится знак равенства между выгодами моей и кого?то другого (возмездие, наказание):

Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал: перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать [881] .

Итак, в Ветхом Завете за уменьшение моей выгоды обидчик расплачивается точно таким же (не выше и не ниже) уменьшением своей выгоды. Как будто бы действует правило: будешь любить ближнего своего, как самого себя, и ненавидеть своего врага, как он тебя. Собственная и чужая (не)выгоды опять приравнены.

Но Иисус в своей знаменитой Нагорной проповеди предъявляет человеку более высокие требования:

Вы слышали, что сказано: «люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего».

Но ведь это неестественно – любить своих врагов и желать им добра (в природе человека желать добра своим близким и зла недругам). Христианство, однако, хочет, чтобы мы любили своих врагов, пусть эта добродетель и противоречит нашему естеству.

Если оба принципа (индивидуальный эгоизм и сочувствие к другим) истинны, то какой из них сильнее влияет на наше поведение? Чужому человеку мы при встрече говорим (ведь мы ничего не теряем): «Добрый день», при прощании: «Всего Вам доброго» – и почти никогда не слышим в ответ: «Всего Вам злого». Эти пожелания нам ничего не стоят, и если бы у нас была возможность раздавать их направо и налево, то, и не имея никакой выгоды, мы бы желали людям добра. И нас бы сильно огорчило известие об уничтожении прекрасной картины или пейзажа, которые мы, скорее всего, не имели бы возможность увидеть и которыми вряд ли смогли бы насладиться (получить эстетическое или иное удовольствие, выгоду) лично.

Но, как было показано в главе об Адаме Смите, полагаться на альтруизм как на основную движущую силу общества нельзя.

Мы обращаемся не к их гуманности, а к их эгоизму и никогда не говорим им о наших нуждах, а об их выгодах. Никто, кроме нищего, не хочет зависеть главным образом от благоволения своих сограждан [883] .

На удивление актуально звучит сегодня высказывание Аристотеля на эту тему:

Помимо всего прочего трудно выразить словами, сколько наслаждения в сознании того, что нечто принадлежит тебе, ведь свойственное каждому чувство любви к самому себе не случайно, оно внедрено в нас самой природой. Правда, эгоизм справедливо порицается, но он заключается не в любви к самому себе, а в большей, чем должно, степени этой любви ; то же приложимо и к корыстолюбию; тому и другому чувству подвержены, так сказать, все люди. С другой стороны, как приятно оказывать услуги и помощь друзьям, знакомым или товарищам! [884]

Пожалуй, что именно себялюбие является доминантой общественного поведения, которое, однако, должно быть ограничено (удерживаемо нами, как указывает Аристотель, в разумных пределах) и дополнено любовью (сочувствием, симпатией) к ближнему (как указывает христианство или Смит). Человек ищет общества других людей и не может (не хочет) жить совершенно эгоистично. В связи с этим Роберт Нельсон говорит об «основном парадоксе рыночной экономики» [885] : по мнению многих экономистов (к ним Нельсон относит и Смита), за ее функционирование мы должны быть благодарны эгоизму, но лишь до того момента, пока сила личного интереса «не перешла определенную меру», что может вести к деструктивному оппортунизму и «угрожать самому существованию рынка».

Источник:
Нравственность эгоизма: себялюбие – это тоже любовь
Нравственность эгоизма: себялюбие – это тоже любовь: Если в заключение вернуться к основным темам данной главы – к невидимой руке рынка и homo oeconomicus , то возникает вопрос, где в пространстве между добром и злом находится определяющий фактор обоих данных понятий – эгоизм. Заслуживает ли … — —
http://finlit.online/filosofiya-ekonomiki/nravstvennost-egoizma-sebyalyubie-eto-toje-57261.html

Философия эгоизма

Пятый фестиваль современного искусства
«ТАЙМЫРСКИЙ КАКТУС»
15-24 мая 2009 года, Норильск
ОСТРЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

ЭГОИЗМ КАК ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ
О любви – как творчестве самого себя

Художники представят на выставке свои автопортреты, выполненные в разных техниках. Каждый из их отражает внутреннее состояние художника, его отношение к окружающему миру и к себе самому.

«Нас долгое время учили любить партию, Родину, коллектив, природу, а вот вопрос о любви к себе чаще оставался в стороне и даже считался чем-то неприличным.
Что же заставляет человека творить, генерировать идеи, воплощать их? Не эгоизм ли заставляет двигаться все время вперед? А если человека лишить эгоизма, – каким он станет? Полюби себя и ты заметишь, что начинаешь меняться: внимательнее относишься к тому, что происходит вокруг, прислушиваешься к себе, твои мысли стали более смелыми, а поступки более уверенными. Перед тобой открылся мир замечательных эгоистов, прославивших себя и оставивших после себя наследие, которым пользуются и восхищаются по сию пору.

Автопортрет любого художника – это счастливый случай, дающий ему повод для серьезных выводов. Любой художник – только о самом себе. Заблуждение, что о судьбах мира – о самом себе…»

Открытие выставки
17 мая (воскресенье), 18.00
Музей истории, освоения и развития НПР
Выставочный зал 3-го этажа

Источник:
Философия эгоизма
Пятый фестиваль современного искусства «ТАЙМЫРСКИЙ КАКТУС» 15-24 мая 2009 года, Норильск ОСТРЫЕ ТЕХНОЛОГИИ ЭГОИЗМ КАК ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ О любви – как творчестве самого себя Художники
http://kaktusfestival.prokhorovfund.ru/rus/projects/ostrye_tehnologii/egoizm_kak_filosofija_zhizni/

Философия эгоизма

Проблема индивидуализма и эгоизма в нигилистической философии

Автор исследует индивидуализм и эгоизм как способы мироотношения, характерные для нигилистической философии. Осуществляется анализ концепций М. Штирнера и его единомышленников. Выявляется амбивалентность индивидуализма и эгоизма, имеющих в своей основе не только негативное, но и позитивное содержание.

Индивидуализм Штирнера оценивается Штайнером как позиция человека, которому всякое ограничение его свободы представляется страшным ярмом; такой человек имеет достаточно содержания в себе, чтобы уметь стать самоцелью и следовать этой установленной цели. «Штирнер призывает людей, каждое единичное лицо, оглянуться на себя, чтобы увидеть, что сущность лежит в них самих и что они лишь обманываются, полагая ее вне нас» [2, с. 397-398].

Позиция Штирнера достаточно близка позиции греческих софистов, которые провозглашали человека мерой всех вещей. Под человеком они разумели не сократовского «человека вообще», а человека как индивида. Отдельно взятый субъект имел право выносить приговор любому явлению, трактуя его либо как истинное, либо как ложное. Однако индивидуализм софистов оказался недостаточным для Штирнера: «Вывод, который я делаю, следующий: не человек – мера всему, а я – эта мера» [3, с. 340]. Штирнер усугубляет индивидуалистический пафос софистов, отвергнув правомерность социального контроля над «единственным». Подчеркивая роль личностной рефлексии, он призывает индивида служить и поклоняться самому себе, ибо все остальное является его достоянием. Отсюда и его отрицание новоевропейского гуманизма: «Думают, что нельзя быть более, чем человеком. Напротив, меньше, чем человеком, быть нельзя!» [3, с. 126]

Отринув диктат коллективного сознания и возвысив человеческую самость, Штирнер, как и Кьеркегор, придает индивидуализму отрицательную ценность – ценность нигилизма. К. Левит удачно заметил, что проблемой, породившей общий для Штирнера и Кьеркегора радикализм, был нигилизм, который возникает из чрезвычайного одиночества: у Штирнера – легковесный нигилизм «Ничто», у Кьеркегора – меланхолический нигилизм иронии, страха и отчаяния [4, с. 555].

Действительно, высказывания апологетов эгоизма, в том числе и современных, могут поражать своей дерзкой прямолинейностью. Так, исследовательница концепции эгоизма Рэнд Айн сравнивает слово «мы» с известью, вылитой на людей, застывающей как камень и подавляющей все в удручающей серости. Индивид объявляется сутью вещей, своим собственным оправданием и разрешением на существование: «Я покончил с чудовищным «мы» – именем рабства, грабежа, страдания, лжи и стыда. И теперь я вижу лицо бога, я возношу этого бога над землей – того бога, которого люди искали с тех пор, как появились на свет, того бога, который даст им радость, мир и гордость. Этот бог – одно слово: «Я» [5, с. 80].

Индивидуализм, основанный на обостренном чувстве достоинства и самоуважения, олицетворяет природную стихию жизни, конфликтующую с массовыми издержками цивилизации. Революция, осуществляемая в сознании единичного субъекта, призвана освободить место таким ценностям, как воля к жизни, сила духа, способность к борьбе, стремление к победе. «Кто для того, чтобы существовать, должен рассчитывать на безволие других, тот – игрушка в руках этих других, как господин – игрушка в руках своего слуги. Если прекратится покорность, то неминуемо уничтожится и господство» [3, с. 182].

В противовес подобным оценкам Ф. Меринг находил у Штирнера своеобразную проповедь классовой борьбы, а А. Гольдшмидт писал о бесконечной любви к людям, которой проникнута книга этого апостола эгоизма, этого грозного разрушителя. «Книгу Штирнера следовало бы назвать “Миллион единственных и их собственность”, что предотвратило бы многие ложные толкования» [3, с. 499].

    ЛИТЕРАТУРА
  1. Шпенглер О. Пессимизм ли это? // Новые идеи в философии. Ежегодник ФО СССР. – 1991. – Культура и религия. – М.: Наука, 1991. – С. 166-182.
  2. Штайнер Р. Философия свободы: Основные черты современного мировоззрения: Результаты душевных наблюдений по естественно-научному методу. – Ереван: Ной, 1993. – 228 с.
  3. Штирнер М. Единственный и его собственность. – Харьков: Основа, 1994. – 559 с.
  4. Левит К. От Гегеля к Ницше. Революционный перелом в мышлении XIX века. Маркс и Кьеркегор. – СПб.: Владимир Даль, 2002. – 671 с.
  5. Рэнд Айн. Концепция эгоизма. – СПб.: Макет, 1995. – 128 с.
  6. Зибачинський О. Воля до свободи. Думки про світ, людину й абсолют. – Сидней; Париж: Українське слово, 1988. – 142 с.
  7. Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме. – СПб.: Владимир Даль, 2001. – 331 с.

Автор досліджує індивідуалізм та егоїзм як способи світовідношення, що є характерними для нігілістичної філософії. Здійснюється аналіз концепцій М. Штірнера та його однодумців. Виявляється амбівалентність індивідуалізму й егоїзму, які мають у своїй основі не тільки негативний, але і позитивний зміст.

Н.Н. Емельянова
Донецкий национальный универститет, Украина

Источник:
Философия эгоизма
Автор исследует индивидуализм и эгоизм как способы мироотношения, характерные для нигилистической философии. Осуществляется анализ концепций М. Штирнера и его единомышленников — Антирелигия
http://antireligion.org.ua/articles/175-Problema_individualizma_i_egoizma_v_nigilisticheskoy_filosofii.html

Философия эгоизма

Опубликовано в книге: Рудольф Штейнер,

Эгоизм в философии, M., Evidentis, 2004.

2 «Моя статья была озаглавлена так лишь потому, что этого требовало общее название книги. Собственно, статья должна была бы называться «Индивидуализм в философии»» (R. Steiner, Mein Lebensgang, Stuttgart 1975, S. 290). Эта поправка, скорее всего, рассчитана на антропософов, или уже на всех тех, кто не в состоянии воспринять и осмыслить понятие «эгоизм» имманентным авторской интенции образом, то есть, как философскую и метафизическую категорию, лишенную какого-либо морального привкуса. Конъюнктив замены одного слова другим, таким образом, имел предпосылкой не принципиальную установку, а лишь более щадящий режим отношения с читателями.

3 «An Gottes Stelle den freien Menschen. » Запись в дружеском «Альбоме признаний» от 8 февраля 1892 года.

4 Из предисловия к третьему изданию «Теософии»: «Кто захочет еще на другом пути искать изложенные здесь истины, тот найдет его в моей «Философии свободы». Эти обе книги по-разному стремятся к одной и той же цели. Для понимания одной вовсе не необходимо прочтение другой, хотя для иного читателя, конечно же, полезно».

5 М. Stirner, Der Einzige und sein Eigentum, Stuttgart 1991, S. 359.

6 Засвидетельствованный, между прочим, в письме к Дж. Г.Маккаю, издателю Штирнера и автору его и по сей день еще остающейся непревзойденной биографии, от 5 декабря 1893 года, то есть, непосредственно после выхода в свет «Философии свободы». «Первая часть моей книги образует философский фундамент для штирнеровского жизневоззрения. Сделанные мною во второй части «Философии свободы» этические выводы из моих предпосылок находятся, как я полагаю, в полном согласии с рассуждениями книги «Единственный и его достояние»» (Briefe, Bd. II, Dornach, 1953, S. 143).

7 Книга «Единственный и его достояние» сразу по выходе в свет была конфискована и запрещена к продаже решением саксонской окружной администрации; через несколько дней запрет был отменен министром внутренних дел, которому книга показалась «слишком абсурдной», чтобы быть опасной. См. J. Н. Mackay, Max Stirner. Sein Leben und sein Werk, Berlin 1914, S. 127.

10 Briefe II, Dornach 1987, S. 238f.

11 Он прожил-таки еще одиннадцать лет, как торговый агент по продаже молока, и умер (25 июня 1856 года) от укуса ядовитой мухи.

13 «Теософия» формулирует это следующим образом: «В духовном отношении каждый человек сам по себе есть отдельный род» (R. Steiner, Theosophie, Dornach 1943, S. 56).

14 Карл Баллмер: «Немецкий идеализм терпит неудачу, так как он не вбирает проблему Христа в свою волю» (Karl Ballmer, Anthroposophie und Christengemeinschaft, Siegen/Sancey le Grand 1995, S. 87).

15 R.Steiner, Die Philosophie der Freiheit. Grundzage einer modernen Weltanschauung, Berlin 1894, S. 221f.

16 R. Steiner, Methodische Grundlagen der Anthroposophie. Ges. Aufsatze zur Philosophie, Naturwissenschaft, Asthetik und Seelenkunde 1884-1901, Dornach 1961, S. 429, 431f.

Источник:
Философия эгоизма
Опубликовано в книге: Рудольф Штейнер, Эгоизм в философии, M., Evidentis, 2004. 2 «Моя статья была озаглавлена так лишь потому, что этого требовало общее название книги. Собственно, статья
http://kilouma.ru/safia/egoizm-v-filosofii-m-evidentis-2004/main.html

COMMENTS